Гомосексуализм: психическое расстройство или нет?

Анализ научных данных.

Источник на английском языке: Robert L. Kinney III — Homosexuality and scientific evidence: On suspect anecdotes, antiquated data, and broad generalizations.
The Linacre Quarterly 82 (4) 2015, 364–390
DOI: https://doi.org/10.1179/2050854915Y.0000000002
Перевод группы Наука за правду/В. Лысов, M.D., Ph.D.

КЛЮЧЕВЫЕ ВЫВОДЫ: В качестве обоснования «нормативности» гомосексуализма выдвигается утверждение, что «адаптация» и социальное функционирование гомосексуалистов сравнимы с гетеросексуальными. Однако, как было показано, «адаптация» и социальное функционирование не имеют отношения к определению того, являются ли сексуальные девиации психическими расстройствами и приводят к ложно-отрицательным заключениям. Невозможно заключить, что психическое состояние не является девиантным, потому что такое состояние не приводит к нарушению «адаптации», стрессу или ухудшению социальной функции, в противном случае многие психические расстройства должны быть ошибочно обозначены как нормальные состояния. Выводы, приведенные в цитируемой сторонниками нормативности гомосексуализма литературе, не являются доказанным научным фактом, а сомнительные исследования не могут считаться достоверными источниками.

ВВЕДЕНИЕ

Незадолго до того, как эта статья была написана, католическая монахиня [написавшая критическую статью о гомосексуализме] была обвинена в использовании «подозрительных историй, устаревших данных и широких обобщениях с целью демонизации геев и лесбиянок» (Funk 2014). По тому же поводу другой активист написал, что монахиня отклонилась «в область социологии и антропологии», которые находятся «за гранью её компетентности» (Gallbraith 2014). Не вполне ясно, что именно имелось в виду, однако реакция на статью поднимает несколько важных вопросов. Обвинение в использовании устаревших данных и отклонение в область, находящуюся вне чьей‑либо компетенции предусматривает две вещи. Во-первых, это подразумевает, что имеются какие‑либо данные, которые являются более новыми, чем представленные монахиней по теме гомосексуализма. Во-вторых, это подразумевает, что существуют  внушающие доверие эксперты, которые обладают большей компетенцией рассуждать на тему гомосексуализма. Возникает также вопрос: а что, собственно, говорят о гомосексуализме «не устаревшие», современные данные? А также, что говорят так называемые авторитетные эксперты по поводу гомосексуализма? В результате простого поиска в сети Интернет можно обнаружить, что многие из так называемых экспертов по психическим расстройствам утверждают, что существует значительный объём научных данных в поддержку их мнения о том, что гомосексуализм не является психическим расстройством. В данной ситуации является необходимым выполнить обзор и анализ якобы научных данных, утверждающих о том, что гомосексуализм не является психическим отклонением.

Две группы, на которых, как правило, указывают как на «авторитетные и заслуживающие доверия в качестве экспертов по психическим расстройствам в Соединенных Штатах Америки» — это Американская психологическая ассоциация (АПА) и Американская психиатрическая ассоциация. Поэтому вначале я приведу позицию этих организаций в отношении гомосексуализма, а затем проанализирую «научные доказательства», которые, по их утверждению, говорят в пользу такой позиции.

Я покажу, что в источниках, которые преподносятся как «научные доказательства» в поддержку утверждения о том, что гомосексуализм не является психическим расстройством, имеются существенные недостатки. В частности, значительная часть литературы, которая преподносится в качестве научных доказательств, не имеет отношения к теме гомосексуализма и психических расстройств. В результате данных недостатков доверие к Американской психиатрической ассоциации и АПА, по крайней мере в отношении их заявлений относительно сексуальности человека, ставится под сомнение.

АМЕРИКАНСКАЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ АССОЦИАЦИЯ И АМЕРИКАНСКАЯ ПСИХИАТРИЧЕСКАЯ АССОЦИАЦИЯ

Я начну с описания АПА и Американской психиатрической ассоциации, и расскажу об их взглядах на тему гомосексуализма. АПА утверждает, что она является:

… крупнейшей научной и профессиональной организацией, представляющей психологию в Соединенных Штатах. АПА — крупнейшая в мире ассоциация психологов, в состав которой входят около 130 000 исследователей, преподавателей, клиницистов, консультантов и студентов (American Psychological Association 2014)

Её целью является «способствие созданию, коммуникации и применению психологических знаний в интересах общества и улучшения жизни людей» (American Psychological Association 2014).

Американская психиатрическая ассоциация (который также использует акроним АПА):

… является крупнейшей в мире психиатрической организацией. Это медицинское специализированное общество, представляющее растущее число членов, в настоящее время более 35 000 психиатров … Его члены работают вместе, чтобы обеспечить гуманную заботу и эффективное лечение для всех людей с психическими расстройствами, включая умственные нарушения и расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ. АПА — это голос и совесть современной психиатрии (American Psychiatric Association 2014a).

Американская психиатрическая ассоциация издает диагностическое и статистическое Руководство по психическим расстройствам (Diagnostic and Statistical Manual of mental disorders‑DSM), которое является:

… справочником, используемым специалистами здравоохранения в Соединенных Штатах и во многих странах мира как авторитетное руководство по диагностике психических расстройств. «DSM» содержит описание, симптомы и другие критерии диагностики психических расстройств. Он обеспечивает единство коммуникации для клиницистов для общения о своих пациентах и устанавливает последовательные и надежные диагнозы, которые могут быть использованы при исследовании психических расстройств. Он обеспечивает единство коммуникации для исследователей для изучения критериев для потенциальных будущих пересмотров и оказания помощи в разработке лекарств и других вмешательств (American Psychiatric Association 2014b, добавлено выделение).

Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам считается авторитетным руководством по диагностике психического состояния. Из этого следует, что те психиатры, которые составляют Американскую психиатрическую ассоциацию, особенно те, которые участвуют в определении содержания «DSM», считаются авторитетами и экспертами в области психиатрии (для людей, незнакомых со спецификой науки, изучение психологии отличается от изучения психиатрии, поэтому существуют две разные профессиональные организации, которые изучают психические расстройства — психологическая и психиатрическая).

Отношение АПА и Американской психиатрической ассоциации к гомосексуализму изложено, по крайней мере, в двух важных документах. Первый из этих документов — это т. н. «Экспертное заключение АПА» (The Brief of Amici Curiae for APA)1, предоставленное во время дела Верховного суда США «Лоуренс против Техаса», которое привело к отмене законов против содомии. Второй — это документ AПA под названием «Отчёт целевой группы о надлежащих терапевтических подходах к сексуальной ориентации»2. В этом отчете авторы «провели систематический обзор рецензируемой научной литературы по усилиям по изменению сексуальной ориентации», чтобы обеспечить «более конкретные рекомендации лицензированным специалистам в области психического здоровья, общественности и политикам» (Glassgold et al., 2009, 2). Оба документа содержат цитаты из материалов, которые преподносятся как «доказательства», подтверждающие мнение о том, что гомосексуализм не является психическим расстройством. Я буду ссылаться на научные данные, приведенные в документах, и я проведу анализ источников, представленных в качестве научных доказательств.

Следует отметить, что «целевая группа», который подготовила второй документ, возглавлялась Джудит М. Глассголд, которая является психологом-лесбиянкой. Она заседает в совете Журнала «Journal of Gay and Lesbian Psychotherapy» и является бывшим председателем Отдела геев и лесбиянок АПА (Nicolosi 2009). Другими членами целевой группы были: Ли Бекстед, Джек Дрешер, Беверли Грин, Робин Лин Миллер, Роджер Л. Ворсингтон и Клинтон У. Андерсон. Согласно Джозефу Николози, Бекстед, Дрешер и Андерсон являются «геями», Миллер — «бисексуалист» и Грин — лесбиянка (Nicolosi 2009). Поэтому, до ознакомления с их мнением читатель должен учесть, что представители АПА не выступают в этом вопросе с нейтральной позиции.

Я буду приводить цитаты из этих двух документов. Это позволит шире раскрыть позицию АПА и Американской психиатрической Ассоциации.

ПОЗИЦИЯ ДВУХ ОРГАНИЗАЦИЙ ПО ПОВОДУ ГОМОСЕКСУАЛИЗМА

АПА пишет по поводу гомосексуального влечения:

… однополое сексуальные влечение, поведение и ориентация сами по себе являются нормальными и положительными вариантами человеческой сексуальности — другими словами, они не указывают на умственные расстройств или расстройства развития. (Glassgold et al. 2009, 2).

Они объясняют, что под «нормальными» они подразумевают «как отсутствие психического расстройства, так и наличие положительного и здорового результата развития человека» (Glassgold et al., 2009, 11). Авторы, пишущие для АПА считают, что данные утверждения «подкреплены значительной эмпирической базой» (Glassgold et al., 2009, 15).

В документе «Экспертное заключение АПА» используются аналогичные по смыслу выражения:

… десятилетия исследований и клинического опыта привели все организаций здравоохранения в этой стране к выводу о том, что гомосексуализм является нормальной формой человеческой сексуальности. (Brief of Amici Curiae 2003, 1).

Следовательно, основная позиция АПА и Американская психиатрической ассоциации заключается в том, что гомосексуализм не является психическим расстройством, но является скорее нормальной формой человеческой сексуальности, и они заявляют, что их позиция основана на значительных научных доказательствах.

ЗИГМУНД ФРЕЙД

Оба документа продолжаются предоставлением исторических обзоров гомосексуализма и психоанализа. Один документ начинается с цитирования Зигмунда Фрейда, который предположил, что гомосексуализм «не является чем‑то постыдным, пороком, и деградацией, он не может быть классифицирован как болезнь, а является вариацией сексуальной функции» (Freud, 1960, 21, 423–4). Авторы отмечают, что Фрейд попытался изменить сексуальную ориентацию одной женщины, но, не достигнув успеха, «Фрейд пришел к выводу, что попытки изменить гомосексуальную сексуальную ориентацию вероятно являются безуспешными» (Glassgold et al., 2009, 21).

Само собой разумеется, что письмо, написанное [Фрейдом] в 1935 году, устарело или потеряло актуальность, в зависимости от выбора слов. Вывод Фрейда о том, что изменение гомосексуальной ориентации «вероятно являются безуспешными» после всего одной попытки должны расцениваться как «подозрительная история». Следовательно, данные Фрейда в данном случае недостаточны; на основании его письма не возможно сделать утверждение о том, что гомосексуализм является нормальным вариантом сексуальной ориентации человека. Следует также отметить, авторы сознательно воздержались от полного приведения мнения Фрейда, который предположил, что гомосексуализм является «вариацией сексуальной функции, вызванной определенной остановкой сексуального развития» (Herek 2012). Сознательное избегание этой цитаты из работы Фрейда вводит в заблуждение. (Более подробно о том, что именно писал Фрейд о гомосексуализме, можно прочитать в работе Николози).

АЛЬФРЕД КИНСИ

Далее документ Целевой группы AПA ссылается на две книги, написанных Альфредом Кинси в 1948 и 1953 годах (Sexual Behavior in the Human Male and Sexual Behavior in the Human Female):

… в то же время, когда патологизирующие взгляды на гомосексуализм в американской психиатрии и психологии были стандартизированы, накапливались доказательства того, что этот стигматизирующий взгляд был плохо обоснован. Публикация «Sexual Behavior in the Human Male» и «Sexual Behavior in the Human Female» показала, что гомосексуализм был более распространенным, чем предполагалось ранее, что свидетельствует о том, что такое поведение является частью континуума сексуального поведения и ориентаций. (Glassgold et al., 2009, 22).

В данной цитате ключевым моментом является отнесение гомосексуализма к «нормальному континууму» сексуального поведения. Другими словами, AПA утверждает следующее, основываясь на книгах Кинси:

  1. Было продемонстрировано, что гомосексуализм более распространен среди людей, чем предполагалось ранее;
  2. Следовательно, существует нормальное распределение (или нормальный «континуум») сексуального влечения к разным полам.

Аргументы Кинси (которые приняты АПА) столь же несовершенны, как и интерпретация сказанного Фрейдом. «Континуум» — это «непрерывная последовательность, в которой смежные элементы почти не отличаются друг от друга, хотя крайности весьма различны» (New Oxford American Dictionary 2010, s.v. continuum). Примером континуума являются показания температуры — «горячее» и «холодное» очень сильно отличаются друг от друга, но трудно отличить 100° F и 99° F. Кинси объясняет свою теорию континуумов в природе:

Мир невозможно разделить только на овец и козлов. Не все черное и не все белое. Основой таксономии является то, что природа редко имеет дело с дискретными категориями. Только человеческий разум изобретает категории и пытается разложить все яйца по корзинам. Живая природа является континуумом во всех её аспектах. Чем раньше мы поймём это в отношении человеческого сексуального поведения, тем скорее мы сможем достичь разумного понимания реалий секса. (Kinsey and Pomeroy 1948, добавлено выделение).

Что касается гомосексуализма, Кинси (как и авторы AПA) приходит к выводу, что, поскольку некоторые люди испытывают сексуальное влечение к собственному полу, то автоматически следует, что существует нормальный континуум сексуального влечения. Для того, чтобы увидеть ущербность подобной аргументации определения не требуется научная степень. Нормальность поведения определяется не просто фактом наблюдением такого поведения в обществе. Это относится ко всей медицинской науке.

Для того, чтобы легче понять уязвимость такой аргументации, я приведу в пример одно весьма специфическое поведение, которое наблюдается среди людей. У некоторых индивидов имеется стойкое желание удалить собственные здоровые части тела; среди других индивидов наблюдается желание наносить на своё тело шрамы, в то время как третьи стремятся причинить себе вред другими способами. Все указанные индивиды не являются самоубийцами, они не ищут смерти, а просто хотят удалить свои здоровые конечности или нанести своему телу повреждения.

Состояние, при котором человек испытывает желание избавиться от здоровой части тела, в науке известно как «апотемнофилия» «ксеномелия», или «синдром нарушения целостности тела». Апотемнофилия — это «желание здорового человека ампутировать конечность, которая является здоровой и полностью функциональной» (Brugger, Lenggenhager и Giummarra 2013, 1). Было отмечено, что «большинство субъектов с апотемнофилией являются мужчинами», что «большинство желает ампутировать ногу», хотя «значительная доля лиц с апотемнофилией желает удалить обе ноги» (Hilti et al., 2013, 319). В одном исследовании с 13 мужчинами было отмечено, что все субъекты с апотемнофилией испытывали «сильное стремление совершить ампутацию ног» (Hilti et al., 2013, 324, добавлено выделение). Исследования показывают, что данное состояние развивается в раннем детстве, и что оно может присутствовать даже с момента рождения (Blom, Hennekam и Denys 2012, 1). Другими словами, некоторые люди могут родиться с желанием или настойчивым стремлением удалить себе здоровую конечность. Также в исследовании среди 54 человек было обнаружено, что 64,8% людей с ксеномиелией имеют высшее образование (Blom, Hennekam и Denys 2012, 2). Одно из исследований показало, что удаление здоровых конечностей приводит к «впечатляющему улучшению качества жизни» (Blom, Hennekam и Denys 2012, 3).

Итак, подведем итог: имеется психическое состояние, в котором люди «желают» и «стремятся» удалить свои здоровые конечности. Это стремление может быть врожденным, или, другими словами, люди могут родиться с желанием удалить свои здоровые конечности. Это «желание» и «стремление» — это то же самое, что «наклонность» или «предпочтение». «Желание» или «стремление», разумеется, не является равнозначным непосредственно совершению ампутации (действию), но и предпочтение, и наклонность, и желание, и стремление, а также само действие удаления считаются нарушениями (Hilti et al., 2013, 324)3.

Удаление здоровых конечностей — это патологическое действие, и также желание удалить здоровые конечности — это патологическое желание или патологическая наклонность. Патологическое желание развивается в форме мыслей, как и в случае большинства (если не всех) желаний. Во многих случаях расстройство присутствует с детства. Наконец, люди, которые реализуют своё желание и удаляют здоровую конечность, чувствуют себя лучше после ампутации. Другими словами, те, кто действует согласно их нарушенному желанию (патологическим мыслям) и выполняют патологическое действие по удалению здоровой конечности, испытывают улучшение «качества жизни» или испытывают чувство удовольствия после выполнения патологического действия. (Читатель должен заметить здесь параллель между патологической природой апотемнофилии и патологической природой гомосексуализма.)

Второй пример с психическим отклонением, которое я упомянул выше — это т. н. «несуицидальное членовредительство», или «аутомутиляция» (желание нанести себе повреждения, шрамы). David Klonsky отметил, что:

Несуицидальная аутомутиляция определяется как преднамеренное разрушение тканей собственного тела (без суицидальных целей), которые не регламентируются социальными порядками … К распространённыме формам аутомутиляции относятся нанесение разрезов и царапин, прижигание, а также вмешательство в процесс заживление ран. Другие формы включают вырезание слов или символов на коже, сшивание частей тела. (Klonsky 2007, 1039–40).

Klonsky и Muehlenkamp пишут, что:

Некоторые могут использовать самоповреждение как средство для возбуждения или получения удовольствия по аналогии с прыжками с парашютом или прыжкам на банджи. Например, мотивы, которые приводят некоторые индивиды аутомутилянты, включают «хочу испытать кайф», «подумал, что это будет весело» и «для острых ощущений». По этим причинам аутомутиляция может произойти в группе друзей или сверстников. (Klonsky and Muehlenkamp 2007, 1050)

Точно так же Klonsky отмечает, что

… распространенность аутомутиляции в популяции является высокой и, вероятно, выше среди подростков и молодых людей … стало очевидно, что аутомутиляция наблюдается даже в неклинических и высокофункциональных популяционных группах, таких как учащиеся средних школ, студенты колледжей и военнослужащие … Растущая распространенность аутомутиляции говорит о том, что клиницисты чаще, чем когда‑либо, сталкиваются с таким поведением в своей клинической практике. (Klonsky 2007, 1040, добавлено выделение).

Американская психиатрическая ассоциация отмечает, что при несуицидальной аутомутиляции непосредственному нанесению повреждения «часто предшествует позыв, а само повреждение ощущается как приятное, хотя индивид осознает, что он или она наносит себе вред» (American Psychiatric Association 2013, 806).

Подводя итог, несуицидальное самовредительство — это патологическое действие, которому предшествует патологическое желание (или «побуждение») навредить себе. Те, кто травмируют себя, делают это ради «удовольствия». Некоторые пациенты с расстройством «высокофункциональны» в том плане, что они способны жить, работать и действовать в обществе, в то же время у них имеется данное психическое расстройство. Наконец, «распространенность аутомутиляции является высокой и, вероятно, выше среди подростков и молодых людей» (Klonsky 2007, 1040).

Теперь вернемся к первоначальной цели — рассмотреть примеры апотемнофилии и аутомутиляции в рамках логики АПА и Американской психиатрической ассоциации. AПA утверждает, что результаты исследований Альфреда Кинси опровергли мнение о том, что гомосексуализм является патологией. АПА основывает это утверждение на том, что исследования Кинси «продемонстрировали, что гомосексуализм был более распространенным, чем предполагалось ранее, что свидетельствует о том, что такое поведение является частью континуума сексуального поведения и ориентации» (Glassgold et al., 2009, 22).

Опять же, сокращенная версия аргумента Кинси выглядит так:

  1. Среди людей продемонстрировано то, что гомосексуализм более распространён, чем предполагалось ранее;
  2. Следовательно, существует нормальная вариация (или нормальный «континуум») сексуального влечения.

Заменим гомосексуализм примерами апотемнофилии и аутомутиляции, следуя логике Кинси и АПА, и тогда аргументация будет следующей:

  1. Было замечено, что некоторые индивиды испытывают желание и стремятся нанести себе травмы и отрезать себе здоровые части тела;
  2. Среди людей продемонстрировано то, что влечение к нанесению себе травм и отрезанию себе здоровых частей тела более распространёны, чем предполагалось ранее;
  3. Следовательно, существует нормальная вариация стремления к нанесению себе травм и отрезанию себе здоровых частей тела; существует континуум нормальных вариаций относительно отношения к самовредительству.

Таким образом, мы можем увидеть, насколько нелогичны и непоследовательны аргументы Кинси и АПА; наблюдение, что поведение более распространено, чем предполагалось ранее, не приводит автоматически к выводу, что существует нормальный континуум такого поведения. Можно было бы заключить, что каждое отдельное наблюдаемое поведение человека — это просто одно нормальное поведение в «континууме» человеческого поведения; если желание навредить себе или желание удалить здоровую конечность показано более распространенным, чем предполагалось ранее, то (по их логике) такое поведение будет частью обычного континуума поведения и целей самоповреждения.

На одном конце спектра Кинси будут те, кто хочет убить себя, а на другом конце спектра будут те, кто желает здоровья и нормального функционирования своего тела. Где‑то между ними, по логике Кинси, будут те, кто испытывает желание нанести порезы на свои руки, а рядом с ними будут те, кто хочет эти руки полностью ампутировать. Это приводит к вопросу: почему все типы человеческого поведения не посчитать нормальными вариантами человеческого поведения? Конъюнктурный аргумент Кинси, если логически продолжить его, полностью устраняет любую потребность в психологии или психиатрии; Кинси писал, что «живой мир является континуумом во всех его аспектах». Если бы это было так, тогда не было бы такой вещи, как психическое расстройство (или физическое расстройство), и не было бы необходимости во всех этих ассоциациях и группах, которые диагностируют и лечат психические расстройства. Влечение к совершению серийных преступлений было бы, по логике Кинси, просто одним из нормальных вариантов в континууме отношения к человеческой жизни.

Следовательно, утверждение АПА о том, что исследование Кинси является «опровержением» того, что гомосексуализм является патологией, является недостаточным и ошибочным. Данные научной литературы не поддерживает подобный вывод, а сам вывод абсурден. (Кроме того, следует отметить, что наряду с нелогичной аргументацией большая часть исследований Кинси была дискредитирована (Browder 2004; подробнее см. миф о 10%).

К. С. ФОРД И ФРЭНК А. БИЧ

Другой источник, который был выдвинут в качестве научного доказательства того, что гомосексуализм не является психическим расстройством, является исследование, авторами которого являются C. S. Ford и Frank A. Beach. AПA написала:

C. S. Ford and Beach (1951) показали, что однополое поведение и гомосексуализм присутствуют в широком спектре видов животных и человеческих культур. Это открытие показало, что в однополом поведении или гомосексуальной ориентации не было ничего противоестественного (Glassgold et al., 2009, 22).

Цитата взяты из книги под названием «Модели полового поведения» (Patterns of Sexual Behavior). Она была написана в 1951 году, и в ней после изучения антропологических данных авторы предположили, что гомосексуальная активность была допустима в 49 из 76 человеческих культур (Gentile and Miller, 2009, 576). Форд и Бич также «указали, что среди приматов и самцы и самки участвуют в гомосексуальной активности» (Gentile and Miller, 2009). Таким образом, авторы АПА полагают, что, поскольку два исследователя в 1951 году обнаружили, что гомосексуализм наблюдается у некоторых людей и животных, тогда следует вывод, что в гомосексуализме нет ничего противоестественного (определение «ничего противоестественного», по-видимому, означает что гомосексуализм является «нормой»). Суть этой аргументации можно выразить следующим образом:

  1. Любое действие или поведение, наблюдающиеся в широком спектре видов животных и культур человека, предполагает, что в таком поведении или действии нет ничего противоестественного;
  2. Однополое поведение и гомосексуализм наблюдались в широком спектре видов животных и культур человека;
  3. Следовательно, нет ничего противоестественного в однополом поведении или гомосексуальной ориентации.

В этом случае мы опять имеем дело с «устаревшим источником» (исследование 1951 года), который к тому же выводит абсурдное заключение. Наблюдение какого‑либо поведения как среди людей, так и среди животных, не является достаточным условием для определения того, что таком поведении нет ничего противоестественного (если только АПА не придумает какого‑либо иного значения для слова «естественный», чтобы принять этот термин). Другими словами, существует много действий или форм поведения, которые совершают люди и животные, но это не всегда приводит к выводу, что «нет ничего противоестественного» в таких действиях и поведении. Например, было показано, что каннибализм широко распространен в культурах людей и среди животных (Petrinovich 2000, 92).

[Двадцатью годами позже Бич признал, что не знает ни одного подлинного примера самцов или самок в животном мире, предпочитающих гомосексуального партнера: «Есть самцы, которые садятся на других самцов, но без интромисси или кульминации. Также можно наблюдать садку между самками… но называть это гомосексуализмом в человеческом понятии — это интерпретация, а интерпретации каверзны… Очень сомнительно, что садка сама по себе может называться сексуальной…» (Karlen 1971, 399) —  прим.пер.]

Применение поведения каннибализма к логике, используемой AПA, приведет к следующему аргументу:

  1. Любое действие или поведение, наблюдающиеся в широком спектре видов животных и культур человека, предполагает, что в таком поведении или действии нет ничего противоестественного;
  2. Поедание особей собственного вида наблюдалось в широком спектре видов животных и культур человека;
  3. Следовательно, нет ничего противоестественного в поедании особей собственного вида.

Тем не менее, не кажется ли Вам, что в каннибализме, определенно есть что‑то «противоестественное»? Мы можем прийти к такому выводу на основании всего лишь здравого смысла (не будучи антропологом, социологом, психологом или биологом). Таким образом, использование AПA ошибочного заключения Ford и Beach как «доказательства» того, что гомосексуализм не является психическим расстройством, является устаревшим и недостаточным. И снова научная литература не подтверждает их выводов, и сам вывод абсурден; их аргумент не является научным аргументом. (Этот пример можно было бы также использовать для иллюстрации абсурдной логики Кинси и АПА: на одном конце «нормального континуума пищевой ориентации» было бы веганство, а на другом — каннибализм).

ЭВЕЛИН ХУКЕР И ДРУГИЕ О «ПРИСПОСАБЛИВАЕМОСТИ»

Следующим доводом авторов целевой группы AПA является отсылка к публикации Эвелин Хукер:

Исследование психолога Эвелин Хукер подвергло идею о гомосексуализме как психическом расстройстве научной проверке. Хукер изучила неклиническую выборку гомосексуальных мужчин и сравнила их с сопоставленной выборкой гетеросексуальных мужчин. Хукер обнаружила, среди прочего, по результатм трех тестов (тематический апперцептивный тест, тест «Расскажи историю по картинкам» и тест Роршаха), что гомосексуальные мужчины были сравнимы с гетеросексуальной группой по уровню приспосабливаемости. Поразительно, что эксперты, которые изучали протоколы Роршаха, не могли отличить протоколы гомосексуальной группы от гетеросексуальной группы, что привело к вопиющему противоречию с доминирующим в то время пониманием гомосексуализма и методов проективной оценки. (Glassgold et al., 2009, 22, добавлено выделение).

В документе «Экспертное заключение АПА» работа Хукер также упоминается как «тщательное исследование»:

… в одном из первых тщательных исследований состояния психического здоровья у гомосексуалистов доктор Эвелин Хукер использовала набор стандартных психологических тестов для изучения гомосексуальных и гетеросексуальных мужчин, которые были сопоставлены по возрасту, уровню IQ и образованию … Из своих данных она сделала вывод о том, что гомосексуализм по своей сути не связан с психопатологией и что «гомосексуализм как клиническое состояние не существует» (Brief of Amici Curiae 2003, 10–11, добавлено выделение)

Итак, в 1957 году Эвелин Хукер сравнила мужчин, которые утверждали, что они гомосексуалисты с мужчинами, которые утверждали, что они гетеросексуальны. Она изучила субъектов, используя три психологических теста: тематический апперцептивный тест, тест «Расскажи историю по картинкам» и тест Роршаха. Хукер сделала вывод, что «гомосексуализм как клиническое состояние не существуют» (Brief of Amici Curiae 2003, 11).

Тщательный анализ и критика исследования Хукер выходит за рамки этой статьи, но следует отметить несколько моментов.

Важнейшими аспектами любого исследования является: (1) измеряемый параметр (англ.: «outcome»; конечная точка), и (2) то, можно ли при помощи измерения данного параметра вывести целевое заключение.

Другим важным аспектом исследования является то, правильно ли проведены измерения. В исследовании Хукер в качестве измеряемого параметра была изучена « приспосабливаемость » (англ.: «adjustment») гомосексуалистов и гетеросексуалов. Хукер заявила, что приспосабливаемость, измеренная у гомосексуалистов и гетеросексуалов, была схожей. Она, однако, не предлагает определения термину «приспосабливаемость». На данный момент читатель должен помнить о таком понятии как «приспосабливаемость»,  а я вернусь к нему позже. Здесь следует отметить, что во многих других работах были критически описаны методологические ошибки в исследовании Хукер (две работы, в которых разбираются методологические ошибки в исследовании Хукер приводятся разделе ссылок — это Schumm (2012) и Cameron и Cameron (2012)). В данной же статье я подробно остановлюсь на параметре, который использовала Хукер как научное доказательство, в пользу утверждения о «нормальности» гомосексуализма: приспосабливаемости.

Я сосредоточил внимние на этом параметре, поскольку на 2014 год «приспосабливаемость» по-прежнему является параметром, на который ссылаются основные ассоциации в качестве научных доказательств, в пользу утверждения о том, что гомосексуализм является «нормальной вариацией сексуальной ориентации человека».

После цитирования исследования Эвелин Хукер как научного доказательства, авторы целевой группы AПA заявили:

В исследовании Armon среди гомосексуальных женщин получены аналогичные [с данными Эвелин Хукер] результаты …. В последующие годы после исследований Хукер и Армон количество исследований сексуальности и сексуальной ориентации росло. Два важных события отметили драматическое изменение в изучении гомосексуализма. Во-первых, следуя примеру Хукер, все больше исследователей начали проводить исследования неклинических групп гомосексуальных мужчин и женщин. Предыдущие исследования в основном включали участников, которые находились в бедственном положении или находились в заключении. Во-вторых, были разработаны количественные методы оценки человеческой личности (например, тест личности Айзенка, вопросник Каттелла, и тест Миннесоты) и были огромным психометрическим улучшением по сравнению с предыдущими методами, такими как, например, тест Роршаха. Исследования, проведенные с этими недавно разработанными методами оценки, показали, что гомосексуальные мужчины и женщины были по существу схожи с гетеросексуальными мужчинами и женщинами в области адаптации и функционирования.(Glassgold et al., 2009, 23, добавлено выделение).

Эта последняя строка, которую я подчеркнул, чрезвычайно важна; «недавно разработанные методы» сравнивали «адаптацию» и способность функционировать в обществе между гомосексуалистами и гетеросексуалами, то есть использовали сравнение, чтобы обосновать мнение о том, что гомосексуализм не является расстройством. Здесь следует отметить, что «адаптация» использовалась взаимозаменяемо с «приспосабливаемостью» (Jahoda 1958, 60–63, Seaton in Lopez 2009, 796–199). Следовательно, АПА снова подразумевает, что, поскольку гомосексуальные мужчины и женщины «по существу схожи» с мужчинами и женщинами в процессе адаптации и социального функционирования, это обязательно говорит о том, что гомосексуализм не является психическим расстройством. Это тот же самый аргумент, предложенный Эвелин Хукер, которая подкреплялаа свой вывод, что гомосексуализм не является патологией данными, указывающими на схожесть гомосексуалистов и гетеросексуалов в «приспосабливаемости».

Обзор John C. Gonsiorek под названием «Эмпирические данные для отклонения патологической модели гомосексуализма» (The Empirical Basis for the Demise of the Illness Model of Homosexuality) также цитируется АПА и Американской психиатрической ассоциацией в качестве доказательства того, что гомосексуализм не является расстройством (Glassgold et al., 2009, 23; Brief of Amici Curiae 2003, 11). В этой статье Gonsiorek делает несколько утверждений, схожих с утверждениями Эвелин Хукер. Gonsiorek указал, что

… психиатрический диагноз является адекватным методом, но его применение к гомосексуализму ошибочно и неправильно, поскольку для этого нет эмпирического оправдания. Другими словами, диагностировать гомосексуализм как болезнь — это плохой научный подход. Поэтому, независимо от того, принимается ли или отклоняется ли правдоподобие диагностического действия в психиатрии, нет оснований рассматривать гомосексуализм как болезнь или как показатель психологического нарушения. (Gonsiorek, 1991, 115).

Gonsiorek обвиняет тех, кто поддерживает утверждение о том, что гомосексуализм является расстройством, в том, что они используют «плохой научный подход». Кроме того, Gonsiorek предполагает, что «единственный значимый вопрос заключается в том, существуют ли какие‑либо хорошо приспособленные гомосексуалисты» (Gonsiorek 1991, 119–20) и

… на вопрос, является ли гомосексуализм как таковой или не является патологическим и связанным с психологическим нарушением, легко ответить…. исследования различных групп последовательно показывали, что нет никакой разницы в психологической адаптации между гомосексуалистами и гетеросексуалами. Поэтому, даже если другие исследования показывают, что некоторые гомосексуалисты имеют нарушения, нельзя утверждать, что сама по себе сексуальная ориентация и психологическая адаптация связаны между собой. (Gonsiorek, 1991, 123–24, выделено)

Итак, в работе Gonsiorek «приспосабливаемость» используется в качестве измеряемого параметра. Опять же, научные данные, на которые ссылается Gonsiorek, заявляя, что «гомосексуализм является нормой», основаны на измерении « приспосабливаемости» гомосексуалистов. Gonsiorek подразумевает, что если сексуальная ориентация «связана» с психологической приспосабливаемостью, то можно считать, что гомосексуалисты являются людьми с психическим расстройством. Если же, однако, нет никакой разницы в приспосабливаемости гетеросексуалов и гомосексуалистов, то (по мнению Gonsiorek) гомосексуализм не является психическим расстройством. Его аргументация почти идентична аргументации Эвелин Хукер, которая была следующей:

  1. Нет никаких измеримых различий в психологической приспосабливаемости между гомосексуалистами и гетеросексуалами;
  2. Поэтому гомосексуализм не является психическим расстройством.

«Экспертное заключение АПА» в деле «Лоуренс против Техаса», также цитирует обзор Gonsiorek как научное доказательство, подтверждающее утверждение о том, что «гомосексуализм не связан с психопатологией или социальной дезадаптацией» (Brief of Amici Curiae 2003, 11). В «Экспертном заключении АПА» упоминаются ещё несколько ссылок на научные данные, подтверждающие это утверждение. Одна из упомянутых статей — это обзорное исследование 1978 года, в котором также рассматривается приспосабливаемость » и «делается вывод о том, что полученные на сегодняшний день результаты не продемонстрировали, что гомосексуальный индивид менее психологически приспособлен, чем его гетеросексуальный аналог» (Hart et al., 1978, 604). Американская психиатрическая ассоциация и АПА также цитировали исследования Gonsiorek и Хукер как научное доказательство в своём резюме для недавнего судебного дела «США против Виндзора» (Brief of Amici Curiae 2013, 8). Следовательно, еще раз, меры «приспосабливаемости» были использованы для поддержки утверждения о том, что гомосексуализм не является психическим расстройством. Поэтому мы должны выяснить, что именно подразумевается под «приспосабливаемостью», поскольку это основа для большинства «научных доказательств», утверждающих о том, что гомосексуализм не является психическим расстройством.

«ПРИСПОСОБЛИВАЕМОСТЬ» В ПСИХОЛОГИИ

Выше я отметил, что «приспособливаемость» — это термин, который использовался взаимозаменяемо с «адаптацией». Marie Jahoda написала в 1958 году (через год после публикации исследования Эвелин Хукер), что

термин «приспособливаемость» фактически используется чаще, чем адаптация, особенно в популярной литературе по психическому здоровью, но часто неоднозначно, что порождает двусмысленность: следует ли понимать приспособливаемость как пассивное принятие любой жизненной ситуации (то есть как состояние удовлетворяющее ситуационные потребности) или как синоним адаптации. (Jahoda 1958, 62).

Исследование Хукер и обзор Gonsiorek являются яркими примерами двусмысленного использования термина «приспособливаемость». Ни один автор точно не определяет этот термин, но Gonsiorek намекает на то, что именно он подразумевает под этим термином, когда он ссылается на множество исследований, опубликованных в период между 1960 и 1975 годами (полный текст которых трудно получить из‑за того, что они были опубликованы до внедрения цифровой архивации):

ряд исследователей использовали тест Adjective Check List («ACL»). Chang и Block, используя этот тест, не обнаружили различий в общей приспособливаемости между гомосексуальными и гетеросексуальными мужчинами. Evans, используя тот же тест, обнаружил, что у гомосексуалистов выявилось больше проблем с самовосприятием, чем у гетеросексуальных мужчин, но что только небольшую часть гомосексуалистов можно считать плохо приспособленными. Thompson, McCandless, и Strickland использовали «ACL» для изучения психологической приспособливаемости как мужчин, так и женщин — гомосексуалистов и гетеросексуалов, заключив, что сексуальная ориентация не связана с индивидуальной приспособливаемостью. Hassell и Smith использовали «ACL» для сравнения гомосексуальных и гетеросексуальных женщин и обнаружили смешанную картину различий, однако в нормальном диапазоне, на основании этого можно предположить, что в гомосексуальной выборке приспосабливаемость была хуже. (Gonsiorek, 1991, 130, добавлено выделение).

Таким образом, согласно Gonsiorek, по крайней мере одним из показателей его приспособливаемости является «самовосприятие». Lester D. Crow в книге, опубликованной в тот же период времени, что и исследования, которые были рассмотрены Gonsiorek, отмечает, что

Полная, здоровая приспособливаемость может быть достигнута в случае, когда индивид демонстрирует определённые характеристики. Он признает себя индивидом, как похожим, так и отличным от других людей. Он уверен в себе, но с реалистичным осознанием своих сильных и слабых сторон. В то же время он может оценить сильные и слабые стороны других и подстраивать свое отношение к ним с точки зрения позитивных ценностей … Хорошо приспособленный человек чувствует себя в безопасности в своем понимании своей способности довести свои взаимоотношения до эффективного уровня. Ему помогают его уверенность в себе и чувство личной безопасности, чтобы так руководить его деятельностью, что они направлены на постоянное рассмотрение благосостояния самого себя и других. Он способен адекватно решать более или менее серьезные проблемы, с которыми он сталкивается изо дня в день. Наконец, человек, который добился успешной приспособливаемости, постепенно развивает философию жизни и систему ценностей, которые хорошо служат ему в различных областях практики — учёбы или работы, а также отношения со всеми людьми, с которыми он приходит в контакт, моложе или старше. (Crow 1967, 20–21).

Более поздний источник «The Encyclopedia of Positive Psychology» отмечает, что

в психологических исследованиях приспособливаемость относится как к достижению результата, так и к процессу … Психологическая приспособливаемость является популярной мерой оценки результата в психологических исследованиях, и часто в качестве показателей адатации используются такие меры, как чувство собственного достоинства или отсутствие стресса, беспокойства или депрессии. Исследователи могут также измерить уровень приспособливаемости или благополучия человека в ответ на какое‑то стрессовое событие, такое как развод или отсутствие девиантного поведения, такого как употребление алкоголя или употребление наркотиков. (Seaton in Lopez 2009, 796–7).

И отрывок из книги 1967 года, и более поздняя цитата из энциклопедии соответствуют определениям из исследований, упомянутых Gonsiorek. Gonsiorek приводит многочисленные исследования, в которых

обнаружены значительные различия между гомосексуальными, гетеросексуальными и бисексуальными группами, но не до уровня, который мог бы предложить психопатологию. Использовались методы измерения уровня депрессии, самооценки, проблем в отношениях и проблем в сексуальной жизни. (Gonsiorek, 1991, 131).

Очевидно, что «приспособливаемость» индивида определяется (по крайней мере частично) путем измерения «депрессии, самооценки, проблем в отношениях и проблем в сексуальной жизни», стресса и тревожности. Тогда, предположительно, что человек, который не страдает от стресса или депрессии, имеет высокую или нормальную самооценку, может поддерживать отношения и сексуальную жизнь, будет считаться «приспособленным» или «хорошо приспособленным». Gonsiorek утверждает, что, поскольку гомосексуалисты похожи на гетеросексуалов в показателях депрессии, самооценки, проблем в отношениях и проблем в сексуальной жизни, автоматически следует, что гомосексуализм не является расстройством, поскольку, как отмечает Gonsiorek: «Общий вывод ясен: эти исследования в подавляющем большинстве предполагают, что гомосексуализм как таковой не связан с психопатологией или психологической приспособливаемостью» (Gonsiorek, 1991, 115–36). Вот упрощенная аргументация Gonsiorek:

  1. Нет никаких измеримых различий в депрессии, самооценке, проблем в отношениях и проблем в сексуальной жизни между гомосексуальными людьми и гетеросексуалами;
  2. Поэтому гомосексуализм не является психологическим расстройством.

Как и заключение Эвелин Хукер, вывод Gonsiorek не обязательно следует из данных, которые, по его мнению, его поддерживают. Существует множество психических расстройств, которые не приводят к тому, что человек испытывает тревожность и подавленность или имеет низкую самооценку; другими словами, «приспособливаемость» не является надлежащей мерой определения для определения психологической нормальности каждого процесса мышления и поведения, которое связано с этими мысленными процессами. Депрессия, чувство собственного достоинства, «дисбаланс отношений», «сексуальный диссонанс», страдание и способность действовать в обществе не имеют отношения к каждому психическому расстройству; то есть не все психологические расстройства приводят к нарушению «приспособляемости». Эта идея упоминается в «The Encyclopedia of Positive Psychology». Там отмечается, что измерение самооценки и уровня счастья для определения приспособливаемости является проблематичным.

Это субъективные измерения, как отмечает автор,

… которые подвержены социальной желательности. Индивид может не осознавать и, следовательно, быть не в состоянии сообщить о своем нарушении или психическом заболевании. Аналогичным образом, лица с тяжелыми психическими заболеваниями могут, тем не менее, сообщать о том, что они счастливы и довольны своей жизнью. Наконец, субъективное благополучие обязательно зависит от конкретной ситуации (Seaton in Lopez 2009, 798).

Чтобы продемонстрировать это, рассмотрим некоторые примеры. Некоторые педофилы заявляют о том, что они не испытывают никаких проблем со своим «интенсивным сексуальным интересом» к детям, и могут полноценно функционировать в обществе. Американская психиатрическая ассоциация указывает по поводу педофилии, что:

… если индивиды также сообщают, что их сексуальное влечение к детям вызывает психосоциальные трудности, то у них может быть диагностировано педофильное расстройство. Однако, если они сообщают об отсутствии чувства вины, стыда или беспокойства по поводу такого влечения и функционально не ограничены своими парафильными импульсами (согласно самоотчету, объективной оценке или тому и другому) … тогда у этих людей имеется педофильная сексуальная ориентация, но не педофильное расстройство. (American Psychiatric Association 2013, 698, добавлено выделение).

Кроме того, люди, которые страдают апотемнофилией и аутомутиляцией, могут полноценно функционировать в обществе; ранее отмечалось, что такое поведение наблюдается в «высокоэффективных популяциях, таких как ученики средних школ, студенты колледжей и военнослужащие» (Klonsky 2007, 1040). Они могут функционировать в обществе, подобно тому, как взрослые с «интенсивным сексуальным интересом» к детям могут функционировать в обществе, и не страдать от стресса. Некоторые анорексики могут «оставаться активными в социальном и профессиональном функционировании» (American Psychiatric Association 2013, 343), а постоянное употребление непитательных, непищевых веществ (таких как пластик) «редко является единственной причиной ухудшения социального функционирования»; АПА не упоминает о том, что депрессия, низкая самооценка или проблемы в отношениях или сексуальной жизни является условием для диагностирования психического расстройства, при котором люди едят непитательные, непищевые вещества, с целью получения удовольствия (это отклоенение известно как синдром «пика») (American Psychiatric Association 2013, 330 -1).

Американская психиатрическая ассоциация также упоминает, что синдром Туретта (одно из тиковых расстройств) может происходить без функциональных последствий (и, следовательно, без какого‑либо отношения к мерам «приспособливаемости»). Они пишут, что «у многих людей со средней и тяжелой формой тиков нет проблем в функционировании, и они могут даже не знать, что у них тики» (American Psychiatric Association 2013, 84). Тиковые расстройства — это расстройства, которые проявляются в виде непроизвольных неконтролируемых действий (American Psychiatric Association 2013, 82) (то есть пациенты заявляют, что они не умышленно производят быстрые, рекуррентные, неритмичные движения или произносят звуки и слова (часто нецензурные), другие пациенты вообще могут утверждать, что они «такими родились»). Согласно справочнику «DSM‑5» не требуется обязательного наличия стресса или нарушения социального функционирования для того, чтобы быть диагностированным с синдромом Туретта, и, следовательно, это ещё один пример психического расстройства, в котором меры приспособляиваемости не релевантны. Это расстройство, в котором нельзя использовать приспособливаемость в качестве научного доказательства того, является ли расстройство Туретта или не является психическим расстройством.

Наконец, психическим расстройством, не связанным с «приспособливаемостью», является бредовое расстройство. Лица с бредовым расстройством имеют ложные убеждения, которые

… основаны на неверном восприятии внешней реальности, которое стойко удерживается, несмотря на то, что такое восприятие отвергается другими людьми, и на то, что существуют неопровержимые и очевидные доказательства обратного (American Psychiatric Association 2013, 819)

Американская психиатрическая ассоциация отмечает, что «за исключением влияния непосредственно бреда или его последствий, функционирование индивида заметно не ухудшается, а поведение не является странным» (American Psychiatric Association 2013, 90). Кроме того, «общей характеристикой индивидуумов с бредовым расстройством является кажущаяся нормальность их поведения и внешнего вида, когда они не действуют согласно своим бредовым идеям» (American Psychiatric Association 2013, 93).

У лиц с бредовым расстройством, по-видимому, нет признаков «нарушенной приспособливаемости»; кроме их непосредственных бредовых идей, они кажутся нормальными. Таким образом, бредовое расстройство является ярким примером психического расстройства, которое не связано с мерами приспособливаемости; приспособливаемость не имеет отношения к бредовому расстройству. Можно сказать, что гомосексуалисты, хотя их поведение является проявлением психического расстройства, «кажутся нормальными» в других аспектах их жизни, таких как социальное функционирование и другие сферы жизни, где может проявиться дезадаптация. Следовательно, существует множество психических расстройств, при которых измерение приспособливаемости не имеет ни малейшего отнощения  к психическому расстройству.  Это серьёзный недостаток в литературе, используемой в качестве научного доказательства для подтверждения вывода о том, что гомосексуализм не является психическим расстройством.

Это важный вывод, хотя я не первый, кто упомянул о проблеме диагностики психических расстройств сквозь призму оценки стресса, социального функционирования или параметров, которые включены в термины «приспособливаемость» и «адаптация». Этот вопрос обсуждался в статье Robert L. Spitzer и Jerome C. Wakefield, посвященной диагностике психических отклонений на основании клинически явного расстройства или нарушения социального функционирования (статья была написана как критика более старой версии Диагностического и статистического руководства, но критические аргументы применимы к моему обсуждению).

Spitzer и Wakefield отметили, что в психиатрии некоторые психические нарушения неправильно определяются из‑за того, что

[в психиатрии] принята практика определять, что состояние является патологическим, на основании оценки того, вызывает ли это состояние стресс или ухудшение в социальном или индивидуальном функционировании. Во всех остальных областях медицины состояние считается патологическим, если имеются признаки биологической дисфункции в организме. По отдельности ни стресс, ни ухудшение социального функционирования не достаточны для установления большинства медицинских диагнозов, хотя оба этих фактора часто сопровождают тяжелые формы расстройств. Например, диагноз пневмонии, сердечных патологий, рака или многочисленных других физических расстройств может быть сделан даже при отсутствии субъективного стресса и даже при успешном функционировании во всех социальных аспектах (Spitzer и Wakefield, 1999, 1862).

Другое заболевание, которое может быть диагностировано без наличия стресса или нарушения социальной функциональности, которое следует упомянуть здесь — это ВИЧ/СПИД. ВИЧ имеет длительный латентный период, и многие люди долгое время даже не знают, что они ВИЧ-инфицированы. По некоторым оценкам, 240 000 человек не знают, что у них ВИЧ (CDC 2014).

Spitzer и Wakefield подразумевают, что часто расстройство может присутствовать даже в том случае, если индивид хорошо функционирует в обществе, или у него отмечаются высокие показатели «приспособливаемости». В некоторых случаях практика оценки стресса и социального функционирования приводит к «ложным отрицательным» результатам, в которых у индивида имеется психическое расстройство, но такое расстройство не диагностируется как нарушение (Spitzer и Wakefield, 1999, 1856). Spitzer и Wakefield приводят множество примеров психических состояний, при которых возможно ложно-отрицательная оценка, если в качестве диагностических критериев будут использованы только уровень социального функционирования или наличие стресса. Они отметили, что

Часто встречаются случаи индивидов, которые потеряли контроль над употреблением лекарств и как следствие испытывают различные нарушения (включая риски для здоровья). Однако, такие индивиды не испытывают стресса и могут успешно выполнять общественную роль. Рассмотрим, например, случай успешного биржевого маклера, который пристрастился к кокаину до степени, угрожающей его физическому здоровью, но у которого не наблюдалось стресса и общественные функции которого не были нарушены. Если не применять к этому случаю критерии «DSM–IV», то у такого индивида правильно диагностируется состояние наркотической зависимости. Применяя же критерии «DSM–IV», состояние этого индивида не является расстройством (Spitzer и Wakefield, 1999, 1861).

Spitzer и Wakefield приводят и другие примеры психических расстройств, которые не будут диагностированы как расстройства, если рассматривать только наличие стресса и уровень социального функционирования; среди них некоторые парафилии, синдром Туретта и сексуальные дисфункции (Spitzer и Wakefield, 1999, 1860–1).

Другие исследовали продолжили дискуссию Spitzer и Wakefield, отметив, что определение психического расстройства, которое основывается на измерении приспособливаемости («наличие стресса или нарушение социального функционирования»), является циркулярным, а именно:

Spitzer и Wakefield (1999) были одними из самых известных критиков критерия приспосабливаемости, назвав его введение в «DSM–IV» как «строго концептуальное» (стр. 1857), а не эмпирическое. Нечеткость и субъективность этого критерия считаются особенно проблематичными и приводят к ситуации порочного круга применительно к определению: расстройство определяется при наличии клинически значимого стресса или нарушения функционирования, которыее являются сами по себе нарушением, достаточно значимым, чтобы считаться расстройством … Использование критерия приспосабливаемости не совпадают с парадигмой общей медицины, согласно которой стресс или функциональное нарушение обычно не требуются для постановки диагноза. Действительно, многие бессимптомные состояния в медицине диагностируются как патологии на основе патофизиологических данных или при наличии повышенного риска (например, ранние злокачественные опухоли или ВИЧ-инфекция, артериальная гипертония). Предполагать, что такие расстройства не существуют до тех пор, пока они не причиняют стресс или нетрудоспособность, было бы немыслимо. (Narrow and Kuhl in Regier 2011, 152–3, 147–62)

Вышеприведенная цитата относится к «DSM–IV», но отсутствие критерия «стресса или нарушения в социальном функционировании» все еще используется в аргументации о том, что гомосексуализм не является психическим расстройством. Более того, как совершенно справедливо отмечается в цитате, определение психического расстройства, которое основано на «стрессе или нарушении в социальном функционировании» в качестве критерия, является циркулярным. Определения по принципу порочного круга — это логические ошибки, они бессмысленны. Подход к определению «психического расстройства», в соответствии с которым Американская психиатрическая ассоциация и АПА основывают свое утверждение о гомосексуализме, основан на критерии «стресса или нарушения в социальном функционировании». Таким образом, утверждение о гомосексуализме как норме основано на бессмысленном (и устаревшем) определении.

Доктор Ирвинг Бибер, «один из ключевых участников исторических дебатов, кульминацией которого было решение 1973 года об исключении гомосексуализма из справочника психиатрических нарушений» (Институт NARTH), признал эту ошибку в рассуждении (этот же вопрос был рассмотрен в статье Socarides (1995), 165, приводится ниже). Бибер обозначил проблематичность критериев Американской психиатрической ассоциации для диагностики сексуальных расстройств. В резюме статьи Бибера отмечается, что

… [Американская] психиатрическая ассоциация указала на отличную профессиональную эффективность и хорошую социальную адаптацию многих гомосексуалистов в качестве доказательства нормальности гомосексуализма. Но само по себе наличие этих факторов не исключает наличие психопатологии. Психопатология не всегда сопровождается проблемами приспосабливаемости; поэтому для выявления психологического расстройства эти критерии на самом деле неадекватны (Институт NARTH n.d.)

Роберт Л. Спитцер, психиатр, который принял участие в исключении гомосексуализма из справочника психиатрических нарушений, быстро осознал неуместность измерения «приспосабливаемости» в диагностике психических расстройств. Рональд Байер в своей работе обобщил события, связанные с решением Американской психиатрической ассоциации (1973), отметив, что

… во время решения об исключении гомосексуализма из списка отклоенений, Спитцер сформулировал такое ограниченное определение психических расстройств, которое основывалось на двух тезисах: (1) чтобы поведение было признано психическим расстройством, такое поведение должно регулярно сопровождаться субъективным стрессом и/или «некоторым общим ухудшением социальной эффективности или функционирования». (2) По мнению Спитцера, за исключением гомосексуализма и некоторых других сексуальных отклонений все остальные диагнозы в DSM–II соответствовали подобному определению расстройств. (Bayer, 1981, 127).

Однако, как отмечает Байер, «в течение года даже он [Спитцер] вынужден был признать «неадекватность своих собственных доводов» (Bayer, 1981, 133). Другими словами, Спитцер признал неуместность оценки уровня «стресса», «социального функционирования» или «приспосабливаемости» для определения психического расстройства, что было показано в его более поздней статье, процитированной выше (Spitzer и Wakefield, 1999).

Очевидно, что, по крайней мере, некоторые официально включенные в справочник «DSM» психические расстройства не вызывают проблем с «приспосабливаемостью» или социальным функционированием. Индивиды, которые наносят себе порезы бритвенными лезвиями для получения удовольствия, а также те, кто имеют интенсивный сексуальный интерес и сексуальные фантазии о детях, явно имеют психические отклонения; анорексики и индивиды, которые едят пластик, официально считаются людьми с психическими отклонениями согласно «DSM‑5», и индивиды с бредовым расстройством также официально считаются психически больными. Тем не менее, многие из вышуказанных педофилов, аутомутилянтов или анорексиков кажутся нормальными и «не испытывают никаких проблем в социальном функционировании». Другими словами, многие люди, которые психически не нормальны, могут функционировать в обществе и не проявляют признаков или симптомов «нарушенной приспосабливаемости». Другие психические расстройства по-видимому, имеют латентные периоды или периоды ремиссии, во время которых больные способны функционировать в обществе и кажутся явно нормальными.

Люди, с гомосексуальными наклонностями, люди с бредовым расстройством, педофилы, аутомутилянты, поедатели пластика и анорексики, могут нормально функционировать в обществе (опять же, по крайней мере, в течение определенного периода времени), у них не всегда проявляются признаки «нарушенной приспосабливаемости». Психологическая приспосабливаемость не имеет отношения к некоторым психическим расстройствам; то есть исследования, которые рассматривают меры «приспосабливаемости» в качестве измеряемого параметра, неадекватны для определения нормальности психологических процессов мышления и связанного с ними поведения. Следовательно, (устаревшие) исследования, которые использовали психологическую приспосабливаемость в качестве измеряемого параметра, обладают недостатками, а их данных недостаточно, чтобы доказать, что гомосексуализм не является психическим расстройством. Из этого следует, что утверждение АПА и Американской психиатрической ассоциации о том, что гомосексуализм не является психическим расстройством, не подтверждается теми данными, на которые они ссылаются. Свидетельства, которые они приводят, не имеют отношения к их заключению. Это абсурдный вывод, сделанный на основании нерелевантных источников. (Более того, по поводу заключений, не вытекающих из результатов: утверждение Gonsiorek о том, что нет никакой разницы между гомосексуалистами и гетеросексуалами в показателях депрессии и самооценки, также оказывается само по себе не соответствующим действительности. Было показано, что у гомосексуальных индивидов отмечен более высокий, чем у гетеросексуалов, риск тяжелой депрессии, тревожности и суицидальности, (Bailey 1999; Collingwood 2013; Fergusson et al., 1999; Herrell et al., 1999; Phelan et al., 2009; Sandfort et al. 2001). Следует отметить, что эти статистические данные часто используются для того, чтобы сделать вывод о том, что причиной подобных различий в уровне стресса, тревожности и суицидальности якобы является дискриминация. Но это еще один вывод, который не обязательно вытекает из предпосылки. Другими словами, нельзя сделать однозначный вывод о том, что депрессия и т. д. являются следствием стигмы, а не патологическим проявлением состояния. Это должно быть научно доказано. Возможно, верно и то, и другое: депрессия и т. д. являются патологическими, а гомосексуальные индивиды, не воспринимаются как нормальные, что, в свою очередь, дополнительно усиливает стресс таких индивидов.

«ПРИСПОСАБЛИВАЕМОСТЬ» И СЕКСУАЛЬНЫЕ ОТКЛОНЕНИЯ

Далее я хочу рассмотреть последствия использования исключительно мер «приспосабливаемости» и социального функционирования для определения того, является ли сексуальное поведение и связанные с ним мыслительные процессы отклонением. Кстати, следует сказать, что такой подход является избирательным и не распространяется на все психосексуальные расстройства. Остаётся догадываться, почему АПА и Американская психиатрическая ассоциация рассматривают только «приспосабливаемость» и меры социального функционирования для суждения об одних формах поведения (например, педофилия или гомосексуализм), но не для других? Например, почему эти организации не рассматривают другие аспекты парафилий (сексуальных извращений), которые явно указывают на их патологический характер? Почему состояние, при котором человек мастурбирует до состояния оргазма, фантазируя о причинении психологических или физических страданий другому человеку (сексуальный садизм), не считается патологическим отклонением, но состояние, при котором у человека отмечается бредовое расстройство, считается патологией?

Существуют люди, которые уверены, что у них под кожей живут насекомые или черви, хотя клинический осмотр ясно показывает, что они не заражены никакими паразитами; у таких людей диагностируется бредовое расстройство. С другой стороны, существуют мужчины, которые считают, что они женщины, хотя клинический осмотр ясно указывают на обратное — и, тем не менее, у этих мужчин не диагностируется бредовое расстройство. У индивидов с другими типами сексуальных парафилий отмечались такие же как у гомосексуалистов показатели адаптации и приспосабливаемости. Эксгибиционисты — индивиды, имеющие сильные побуждения демонстрировать гениталии другим, не ожидающим этого людям, чтобы испытать сексуальное возбуждение (American Psychiatric Association 2013, 689). Один источник отмечает, что

От половины до двух третей эксгибиционистов вступают в нормальный брак, достигая удовлетворительных показателей супружеской и сексуальной приспосабливаемости. Интеллект, образовательный уровень и профессиональные интересы не выделяют их от населения в целом … Blair и Lanyon отметили, что в большинстве исследований было обнаружено, что эксгибиционисты страдали от чувства неполноценности и считали себя робкими, социально неинтегрированными и имели проблемы, выражающиеся в социальной враждебности. В других исследованиях, однако, было установлено, что эксгибиционисты не имеют заметных изменений в плане функционирования личности. (Adams et al., 2004, добавлено выделение).

Удовлетворительный уровень социального функционирования в сочетании с девиантными формами сексуального влечения может наблюдаться также у садомазохистов. Сексуальный садизм, как я упоминал ранее, — «интенсивное сексуальное возбуждение от физических или психологических страданий другого человека, которое проявляется в фантазиях, побуждениях или поведении» (American Psychiatric Association 2013, 695); сексуальный мазохизм — это «рецидивирующее и интенсивное сексуальное возбуждение от переживания акта унижения, избиения, обездвиживания или какой‑либо иной формы страдания, которое проявляется в фантазиях, побуждениях или поведении» (American Psychiatric Association 2013, 694). В исследовании в Финляндии было обнаружено, что садомазохисты являются «хорошо приспособленными» в социальном плане (Sandnabba et al., 1999, 273). Авторы отметили, что 61% опрошенных садомазохистов «занимали лидирующие позиции на рабочем месте, а 60,6% вели активную общественную деятельность, например, были членами местных школьных советов» (Sandnabba et al., 1999, 275).

Таким образом, как у садомазохистов, так и у эксгибиционистов не обязательно проявляются проблемы с социальным функционированием и нарушением (опять же, термины, которые были включены в зонтичный термин «приспосабливаемость»). Некоторые авторы отметили, что «определяющие черты» всех сексуальных отклонений (также известных как парафилии) «могут быть ограничены сексуальным поведением индивида и вызывают минимальное ухудшение в других областях психосоциального функционирования» (Adams et al., 2004)).

В настоящее время нет универсальных и объективных критериев для оценки адаптивной занчимости сексуального поведения и практики. За исключением убийства на сексуальной почве, ни одна форма сексуального поведения универсально не считается дисфункциональной… Обоснованием исключения гомосексуализма из категории сексуальных отклонений, по-видимому, является отсутствие доказательств того, что гомосексуализм сам по себе является дисфункцией. Однако, любопытно, что одна и та же логическая линия рассуждений не применялась к другим отклонениям, таким как фетишизм и консенсусный садомазохизм. Мы согласны с Laws и O’Donohue, что данные состояния не являются по своей сути патологическими, и их включение в эту категорию отражает несогласованность в классификации. (Adams et al., 2004)

Следовательно, авторы предлагают, что единственной формой сексуального поведения, которая «универсально считается дисфункциональной» (и, следовательно, универсально считается психическим расстройством), является сексуальное убийство. К такому выводу они пришли, подразумевая, что любое сексуальное поведение и связанные с ним мыслительные процессы, которые не вызывают ухудшения в социальном функционировании или мерах «приспосабливаемости», не являются сексуальным отклонением. Как я объяснил выше, подобная логика является ошибочной, и приводит к ошибочным выводам. Очевидным является не то, что все сексуальные отклонения являются нормой, а то, что некоторые деятели психиатрии и психологии ввели в заблуждение общество, сославшись на нерелевантные меры оценки психического состояния как доказательства того, что состояние является нормальным. (Я не утверждаю, что это было сделано преднамеренно. Искренние ошибки также могли быть допущены).

Катастрофические последствия такого подхода, при котором единственным способом определения того, является ли сексуальное влечение (поведение) отклонением или нормой, используются нерелевантные меры оценки «приспосабливаемости» и социального функционирования, наблюдаются в дискуссиях в справочнике «DSM‑5» по поводу сексуального садизма и педофилии.

Американская психиатрическая ассоциация больше не считает сексуальный садизм отклонением. Американская психиатрическая ассоциация пишет:

«Индивиды, которые открыто признают у себя наличие интенсивного сексуального интереса к физическому или психологическому страданию других людей, называются «признавшимися индивидами» (англ.: «admitting individuals»). Если эти индивиды также сообщают о психосоциальных трудностях из‑за их сексуального интереса, то тогда у них может быть диагностировано садистское сексуальное расстройство. В противоположность этому, если «признавшиеся индивиды» заявляют о том, что их садистские побуждения не причиняют им чувство страха, вины или стыда, навязчивых идей, и не мешает им выполнять другие функции, а их самооценка, психиатрическая или юридическая история указывают на то, что они не реализуют свои побуждения, тогда у таких индивидов должен определяется садистский сексуальный интерес, но такие индивиды не будут соответствовать критериям сексуального расстройства садизм. (American Psychiatric Association 2013, 696, оригинальное выделение)

Следовательно, Американская психиатрическая ассоциация не считает, что само по себе «сексуальное влечение к физическому или психологическому страданию» другого человека являются психическим расстройством. Другими словами, сексуальное влечение и фантазии происходят в форме мыслей, то есть, мысли человека, который думает о физическом и психологическом ущербе другому человеку, чтобы стимулировать себя к оргазму, Американской психиатрической ассоциацией не считаются патологическими.

Следует отметить, что Американская психиатрическая ассоциация также не рассматривает педофилию саму по себе как психическое расстройство. Обозначив аналогичным образом то, что педофил может раскрыть наличие «интенсивного сексуального интереса к детям», они пишут:

«Если индивиды указывают, что их сексуальное влечение к детям вызывает психосоциальные трудности, им может быть поставлен диагноз педофильного расстройства. Однако, если эти индивиды сообщают об отсутствии чувства вины, стыда или беспокойства по поводу этих побуждений, и они функционально не ограничены их парафильными импульсами (согласно самоотчету, объективной оценке или и тем и другим), и их самоотчет и юридическая история показывают, что они никогда не действовали согласно своим импульсам, тогда у этих людей отмечается педофильная сексуальная ориентация, но не педофильное расстройство (American Psychiatric Association 2013, 698).

Опять же, сексуальные фантазии и «интенсивное сексуальное влечение» происходят в форме мысли, поэтому 54-летний мужчина, который имеет «интенсивный сексуальный интерес» к детям, постоянно размышляющий о сексе с детьми, чтобы стимулировать себя к оргазму, согласно Американской психиатрической ассоциации, не имеет отклонений. Ирвинг Бибер сделал это же наблюдение в 1980‑х годах, что можно прочесть в резюме его работы:

Является ли счастливый и хорошо приспособленный педофил «нормальным»? Как утверждает доктор Бибер … психопатология может быть эго-синтонической — не вызывать ухудшений, а социальная эффективность (т. е. способность поддерживать положительные социальные отношения и эффективно выполнять работу) может сосуществовать с психопатологией, в некоторых случаях даже психотического характера». (Институт NARTH n.d.).

Весьма тревожно то, что садистские или педофильные побуждения могут считаются не соответствующими критериям психического расстройства. Майкл Вудворт и др. обратили внимание на то, что

… сексуальная фантазия определяется как практически любой психический стимул, который вызывает сексуальное возбуждение у индивида. Содержание сексуальных фантазий сильно различается между индивидами и, как считается, сильно зависит от внутренних и внешних стимулов, таких как то, что люди видят, слышат и непосредственно переживают. (Woodworth et al., 2013, 145).

Сексуальные фантазии — это психические образы или мысли, котороые приводят к возбуждению, и эти фантазии используются для стимуляции оргазма во время мастурбации. Содержание сексуальных фантазий зависит от того, что люди видят, слышат и непосредственно переживают. Таким образом, не удивительно будет предположить, что у педофила, по соседству с которым живут дети, будут сексуальные фантазии с этими детьми; также не удивительно будет предположить, что садист фантазирует о причинении психологических или физических страданий своему соседу. Тем не менее, если садист или педофил не испытывают дискомфорта или нарушения социального функционирования (опять же, эти термины включаются в «зонтичный термин» «приспосабливаемость») или если они не реализуют свои сексуальные фантазии, тогда они не считаются имеющими психические отклонения. Сексуальные фантазии или мысли о половом контакте с 10-летним ребенком в сознании 54-летнего педофила или фантазии или мысли садиста, фантазирующего о причинении психологических или физических страданий своему соседу, не считаются патологическими, если они не испытывают стресса, ухудшения социального функционирования или не причиняют вред другим лицам.

Подобный подход является произвольным, на основе ошибочного предположения приводится абсурдный вывод о том, что любой мыслительный процесс, который не вызывает нарушения приспосабливаемости, не является психическим расстройством. Вы увидите, что АПА и Американская психиатрическая ассоциация выкопали себе глубокую яму с подобным подходом к определению сексуальных расстройств. Похоже, что они уже нормализовали любые сексуальные отклонения и практики, при которых есть «согласие» тех лиц, которые участвуют в таких практиках. Чтобы быть в соответствии с подобной логикой, используемой для нормализации гомосексуализма, они должны нормализовать все другие формы сексуального поведения, которые способствуют стимуляции оргазма, которые не вызывают ухудшения «приспосабливаемости» или не приводят к нарушению социального функционирования. Стоит отметить, что согласно этой логике, даже сексуальное поведение, в ходе которого другому индивиду причиняется вред — не считается отклонением — если индивид даёт свое согласие на получение вреда. Садомазохизм — это поведение, при котором происходит стимуляция себя или другого индивида к оргазму, за счет причинения или получения страданий, и, как я уже говорил выше, такое поведение считается нормальным Американской психиатрической ассоциацией.

Кто‑то может назвать эту статью «шатким аргументом», однако это будет неправильным пониманием того, что я пытаюсь донести: Американская психиатрическая ассоциация уже нормализовала все стимулирующие оргазм формы поведения, кроме тех, которые вызывают проблемы с «приспосабливаемостью» (стресс и т. д.), проблемы в социальном функционировании, вред здоровью или риск нанесения такого вреда другому человеку. В последнем случае — «вред или риск нанесения вреда» — нужна звездочка, потому что этот критерий допускает исключения: если получено обоюдное согласие, тогда допускается оргазм-стимулирующее поведение, даже приводящее к вреду здоровью. Это выражается в нормализации садомазохизма, и это объясняет, почему организации педофилов так настаивают на снижении возраста согласия (LaBarbera 2011).

Таким образом, обвинение в том, что эта статья выдвигает шаткие аргументы, является беспочвенным: все эти психические расстройства уже были нормализованы Американской психиатрической ассоциацией. Является тревожным тот факт, что авторитет организации нормализует любое поведение, приводящее оргазм, если получено согласие на такое поведение; что нормализация является результатом ошибочного суждения о том, что «любое стимулирующее оргазм поведение и связанные с ним психические процессы, которые не приводят к проблемам с приспосабливаемостью или социальным функционированием, не являются психическим расстройством». Это недостаточная аргументация. Хотя потребуется ещё, по крайне мере, одна статья, чтобы полностью раскрыть принцип определения того, что представляет собой психическое и сексуальное расстройство, я попытаюсь кратко изложить некоторые критерии. Выше было показано, что современная «мейнстримная» психология и психиатрия произвольно определяют, что любое сексуальное поведение (за исключением сексуального убийства) не является психическим расстройством. Я уже упоминал о том, что многие психические расстройства связаны с нефизиологическим использованием собственного организма — апотемнофилия, аутомутиляция, пика и нервная анорексия. Здесь также можно упомянуть и другие психические расстройства.

Физические нарушения часто диагностируются путем измерения качества функционирования органов или систем тела. Любого врача или специалиста, который бы утверждал, что не существует такого понятия, как функционирования сердца, легких, глаз, ушей или других систем органов тела, назвали бы в лучшем случае халатным невеждой, если не преступником в халате, у которого надо немедленно забрать медицинский диплом. Таким образом, физические расстройства несколько легче диагностировать, чем психические расстройства, из‑за того, что физические параметры более доступны для объективного измерения: кровяное давление, частота сердечных сокращений и частота дыхания и др. Эти измерения могут быть использованы для определения состояния здоровья или нарушения определенных органов и систем органов. Итак, в области медицины основным принципом является то, что существуют норма функции органов и систем. Этот основополагающий и фундаментальный принцип медицины, который должен быть признан любым практикующим врачом, иначе они не имеют ничего общего с медициной (они будут сведены к «медицине по Альфреду Кинси», в которой каждый орган тела просто будет иметь нормальный континуум функциональности).

Органы, связанные с оргазмом были (произвольно) исключены из этого основополагающего принципа медицины. Мейнстримные авторы, по-видимому, произвольно игнорируют то, что половые органы также имеют надлежащую норму физического функционирования.

Психическая нормативность сексуального поведения может быть (по крайней мере частично) обусловлена ​​физической нормативностью сексуального поведения. Таким образом, в отношении мужчин, вступающих в половые контакты с мужчинами, физическая травма, вызванная генитально-анальным трением, является физическим нарушением; половой анальный контакт почти всегда приводит к физическим нарушениям в аноректальной области рецептивного участника (и, возможно, в области полового члена активного участника):

оптимальное состояние здоровья ануса требует наличия целостности кожных покровов, которые действуют как первичная защита против инвазивных возбудителей инфекций … Снижение защитных функций слизистого комплекса прямой кишки наблюдается при различных заболеваниях, передающихся путем сексуального анального контакта. В ходе анального полового акта повреждается слизистая оболочка, а патогены легко проникают непосредственно в крипты и столбчатые клетки … Механика анорецептивного полового акта, по сравнению с вагинальным половым актом, основана на почти полном нарушении клеточной и слизистой защитной функции ануса и прямой кишки (Whitlow in Beck 2011, 295–6, добавлено выделение).

Мне кажется, что информация, изложенная в предыдущей цитате, является доказанным солидным научным фактом; мне кажется, что исследователя, практикующего врача, психиатра или психолога, отрицающего этот факт, назвали бы в лучшем случае халатным невеждой, если не преступником в халате, у которого надо немедленно забрать медицинский диплом.

Таким образом, одним из критериев того, является ли сексуальное поведение нормальным или девиантным, может быть то, причиняет ли такое поведение физический вред. Кажется очевидным, что половой анальный контакт является физическим нарушениям, причиняет физический вред. Поскольку многие мужчины, вступающие в половые контакты с мужчинами, хотят выполнять эти физически девиантные действия, следовательно, желание участвовать в таких действиях является девиантным. Поскольку желания возникают на «психическом» или «мыслительном» уровне, следовательно, что такие гомосексуальные желания являются психическим отклонением.

Далее, в организме человека содержатся различные типы жидкостей. Эти жидкости являются «физическими», у них есть физические функции в пределах нормы (опять же, это просто физиологическая данность — жидкости в организме человека имеют определенные надлежащие функции). Слюна, плазма крови, интерстициальная жидкость, слёзная жидкость — имеют надлежащие функции. Например, одна из функций плазмы крови заключается в переносе клеток крови и питательных веществ во все части тела.

Сперма — это одна из жидкостей мужского организма, и, следовательно (если только не применять избирательный подход к области медицины), сперма также имеет надлежащие физические функции (или несколько надлежащих функций). Сперма, как правило, содержит много клеток, известных как сперматозоиды, и эти клетки имеют надлежащую цель, куда они должны быть транспортированы — в область шейки матки женщины. Таким образом, физически упорядоченный половой акт мужчины был бы таким, в котором сперма физически функционировала бы должным образом. Следовательно, еще одним критерием нормального сексуального поведения является состояние, при котором сперма функционирует должным образом, сперматозоиды доставляются в область шейки матки.

(Некоторые могут возразить тем, что у некоторых мужчин может быть азооспермия/аспермия (отсутствие сперматозоидов в сперме), поэтому они могут заявить, что нормальная функция спермы заключается не в доставлении сперматозоидов в область шейки матки женщины, либо они могут заявить, что, согласно моему аргументу, индивиды с аспермией могут выпускать свой эякулят везде, где бы они ни пожелали. Однако, азооспермия/аспермия является исключением из нормы и является результатом либо «глубокого нарушения процесса формирования сперматозоидов (сперматогенеза) из‑за патологии яичек … или, чаще, обструкции полового тракта (например, вследствие вазэктомии, гонореи, или инфекции Chlamydia)» (Martin 2010, 68, s.v. azoospermia). В организме здоровых самцов производятся сперматозоиды, тогда как у самцов с медицинскими нарушениями могут быть состояния, при которых невозможно измерить количество сперматозоидов в сперме. Если имеются объективные нормальные функции каких‑либо частей тела, тогда нарушение или отсутствие одной части тела не обязательно приводит к изменению функции другой части тела. Такое утверждение было бы аналогичным утверждению о том, что нормальная функция плазмы крови не заключается в доставке эритроцитов и питательных веществ по всему организму, поскольку у некоторых людей наблюдается анемия.)

Также очень очевидно, что в организме есть система «удовольствия и боли» (которую также можно назвать «системой вознаграждения и наказания»). Эта система удовольствия и боли, как и все другие системы и органы тела, имеет надлежащую функцию. Её основная функция — действовать как отправитель сигнала к телу. Система удовольствия и боли сообщает организму, что является для него «хорошим» и что — «плохим». Система удовольствия и боли, в некотором смысле, регулирует поведение человека. Приём пищи, выделение мочи и фекалий отходы, сон — это формы обычного человеческого поведения, которое включает ту или иную степень удовольствия в качестве мотиватора. Боль, с другой стороны, является либо показателем физически девиантного человеческого поведения, либо нарушения органа тела. Боль, связанная с прикосновением к горячей плите препятствует касанию плиты и получению ожога, в то время как болезненное мочеиспускание часто указывает на проблему с органом (мочевым пузырем, простатой или мочеиспускательным каналом).

Человек с «врожденной нечувствительностью к боли с ангидрозом (congenital insensitivity to pain with anhidrosis (CIPA))» не может ощущать боли, и, следовательно, можно сказать, что система боли нарушена (если использовать общие немедицинские термины). Эта система не посылает правильные сигналы в мозг, чтобы регулировать поведение организма. Система удовольствия также может быть нарушенной, это наблюдается у людей с «агевзией», которые не ощущают вкус пищи.

Оргазм — это особый тип удовольствия. Его сравнивали с эффектом воздействия наркотиков, таких как опиаты (героин) (Pfaus 2009, 1517). Оргазм, однако, достигается в норме у людей, у которых есть нормально функционирующие половые органы. Некоторые (по-видимому, включая Американскую психиатрическую ассоциацию) придерживаются позиции, что оргазм — это тип удовольствия, который хорош сам по себе, независимо от обстоятельств, способствующих оргазму.

Опять же, для изложения всех недостатков такого утверждения нужна еще одна статья.

Однако вкратце, если авторитеты из области медицины будут последовательными (и не избирательными) они должны признать, что удовольствие, связанное с оргазмом, служит как сигнал или сообщение мозгу, что с организмом произошло что‑то хорошее. Это «что‑то хорошее», связанное с оргазмом — это стимуляция пениса до момента выбросы спермы в области шейки матки. Любой другой тип оргазмической стимуляции (например, любой тип мастурбации — будь то самостимуляция, однополый контакт или взаимная мастурбация с противоположным пола — это злоупотребление системой удовольствия. Злоупотребление системой удовольствия во время мастурбации (и во всех однополых оргазм-стимулирующих действиях), может быть лучше объяснено, на примере других телесных удовольствий. Если бы можно было по нажатию кнопки вызывать чувство «сытости», связанное с едой, то постоянное нажатие такой кнопки было бы злоупотреблением системой удовольствия. Система удовольствия будет посылать «ложные» неправильные сигналы в мозг. Система удовольствия будет в некотором смысле «лгать» организму. Если бы организм ощущал удовольствие, связанное с полноценным ночным отдыхом, но на самом деле не отдыхал бы вообще; или удовольствие от мочеиспускания или дефекации, без фактического мочеиспускания или дефекации, в конечном итоге в организме наступят серъезные физические нарушения.

Таким образом, другим критерием для определения того, является ли сексуальное поведение нормальным или девиантным, является определение того, приводит ли сексуальное поведение к нарушениям в работе системы удовольствия или боли в организме.

Наконец, само собой разумеется, что согласие (соответственно достижение необходимого возраста согласия) является критерием, который должен быть связан с определением здоровой от нарушенной «сексуальной ориентации».

ВЫВОДЫ

Американская психиатрическая ассоциация и АПА ссылаются на вышеупомянутые исследования как на научные доказательства того, что гомосексуализм является нормальным вариантом сексуальной ориентации человека. АПА отметила, что гомосексуализм как таковой не предполагает ухудшения мышления, стабильности, надежности и общего социального и профессионального потенциала. Кроме того, АПА призывает всех специалистов в области психического здоровья взять на себя инициативу по устранению стигмы психического заболевания, которая уже давно связана с гомосексуализмом (Glassgold et al., 2009, 23–24).

В «Экспертном заключении АПА» повторяется то же утверждение, в качестве обоснования этого утверждения там ссылаются на вышеупомянутую литературу, в которой рассматриваются «приспосабливаемость» и социальное функционирование (Brief of Amici Curiae 2003, 11). Однако, как было показано, приспосабливаемость и социальное функционирование не имеют отношения к определению того, являются ли сексуальные девиации психическими расстройствами. В результате научные исследования, которые рассматривали только меры приспосабливаемости и социального функционирования, приводят к ошибочным выводам и показывают «ложно-отрицательные» результаты, как отмечают Спитцер, Уэйкфилд, Бибер и другие. К сожалению, катастрофически ошибочные рассуждения послужили основой для якобы «скрупулёзных и убедительных доказательств», которыми прикрывается утверждение о том, что гомосексуализм не является психической девиацией.

Невозможно заключить, что определённое поведение человека является нормальным просто потому, что оно более распространено, чем предполагалось ранее (согласно Альфреду Кинси), иначе все формы человеческого поведения, включая серийные убийства, должны считаться нормой. Невозможно заключить, в определенном поведении «нет ничего противоестественного» просто потому, что оно наблюдается как у людей, так и у животных (согласно К. С. Форду и Фрэнку А. Бичу), иначе каннибализм должен считаться естественным. Самое главное: невозможно заключить, что психическое состояние не является девиантным, потому что такое состояние не приводит к нарушению «приспосабливаемости», стрессу или ухудшению социальной функции (согласно Эвелин Хукер, Джону К. Гонсиореку, АПА, Американской психиатрической ассоциации и другим), в противном случае многие психические расстройства должны быть ошибочно обозначены как нормальные состояния. Выводы, приведенные в цитируемой сторонниками нормативности гомосексуализма литературе, не являются доказанным научным фактом, а сомнительные исследования не могут считаться достоверными источниками.

Возможно, АПА и Американская психиатрическая ассоциация случайно допустили катастрофические логические ошибки при отборе литературы, которую они цитируют в качестве доказательства, подтверждающего утверждение о том, что гомосексуализм (и другие сексуальные отклонения) не является психическим расстройством; этот сценарий вполне возможен. Тем не менее, не стоит быть наивным и игнорировать те возможности, которые существуют у могущественных организаций для проведения пропагандистской науки. Имеют место серьёзные несоответствия в логических заключениях, а также произвольные применения критериев и принципов теми, кто считается «авторитетами» в области психиатрии и психологии. Проведенный в этой статье анализ литературы, на которую ссылаются как на «скрупулезные» и «убедительные» эмпирические доказательства, раскрывает основные её недостатки — нерелевантность, абсурдность и устарелость. Таким образом ставится под сомнение достоверность утверждения АПА и Американской психиатрической ассоциации по поводу определения сексуальных расстройств. В конечном итоге, подозрительные истории и устаревшие данные действительно используются в дебатах на тему гомосексуализма, однако как раз авторитетные организации не гнушатся применять этот приём.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Adams, Henry E., Richard D. McAnulty, and Joel Dillon. 2004. Sexual deviation: Paraphilias. In Comprehensive handbook of psychopathology, ed. Henry E. Adams and Patricia B. Sutker. Dordrecht: Springer Science+Business Media. http://search.credoreference.com/content/entry/sprhp/sex ual_deviation_paraphilias/0 .
  2. American Psychiatric Association. 2013. Diagnostic and statistical manual of mental disorders. 5th ed. Arlington, VA: American Psychiatric
  3. Association. American Psychiatric Association. 2014a. About APA & psychiatry. http://www.psy chiatry.org/about-apa-psychiatry.
  4. American Psychiatric Association. 2014b. Frequently asked questions. http://www. dsm5.org/about/pages/faq.aspx.
  5. American Psychological Association. 2014. About APA. https://www.apa.org/about/ index.aspx.
  6. Bailey, J. Michael. 1999. Homosexuality and mental illness. Archives of General Psychiatry 56: 883–4.
  7. Blom, Rianne M., Raoul C. Hennekam, and Damiaan Denys. 2012. Body integrity identity disorder. PLoS One 7: e34702.
  8. Brief of Amici Curiae for American Psychological Association, American Psychiatric Association, National Association of Social Workers, and Texas Chapter of the National Association of Social Workers in Support of petitioners. 2003. Lawrence v. Texas, 539 U. S. 558.
  9. Brief of Amici Curiae for the American Psychological Association, the American Academy of Pediatrics, the American Medical Association, the American Psychiatric Association, the American Psychoanalytic Association, et al. 2013. United States v. Windsor, 570 U. S.
  10. Bayer, Ronald. 1981. Homosexuality and American psychiatry: The politics of diagnosis. New York: Basic Books, Inc.
  11. Browder, Sue Ellin. 2004. Kinsey’s secret: The phony science of the sexual revolution. CatholicCulture.org. http://www.catholic culture.org/culture/library/view.cfm? recnum=6036
  12. Brugger, Peter, Bigna Lenggenhager, and Melita J. Giummarra. 2013. Xenomelia: A social neuroscience view of altered bodily self-consciousness. Frontiers in Psychology 4: 204.
  13. Cameron, Paul, and Kirk Cameron. 2012. Re-examining Evelyn Hooker: Setting the record straight with comments on Schumm’s (2012) reanalysis. Marriage and Family Review 48: 491–523.
  14. Centers for Disease Control and Prevention (CDC). 2014. Expanded testing initiative. http://www.cdc.gov/hiv/policies/eti.html.
  15. Collingwood, Jane. 2013. Higher risk of mental health problems for homosexuals. Psychcentral.com. https://psychcentral.com/lib/higher-risk-of-mental-health-problems-for-homosexuals/
  16. Crow, Lester D. 1967. Psychology of human adjustment. New York: Alfred A Knopf, Inc
  17. Fergusson, David M., L. John Horwood, and Annette L. Beautrais 1999. Is sexual orientation related to mental health problems and suicidality in young people? Archives of General Psychiatry 56: 876–80.
  18. Freud, Sigmund. 1960. Anonymous (letter to an American mother). In The letters of Sigmund Freud. ed. E. Freud. New York: Basic Books. (Original work published 1935.)
  19. Funk, Tim. 2014. Controversial nun cancels May speech in Charlotte diocese. 2014. Charlotte Observer. April 1, http://www.charlotteobserver.com/2014/04/01/4810338/controversial-nun-cancels-may. html#.U0bVWKhdV8F.
  20. Galbraith, Mary Sarah, O. P. 2014. A statement from Aquinas College. Aquinas College Press release. April 4, 2014. http://www.aquinascollege.edu/wpcontent/uploads/PRESS-RELEASEStatement-about‑Charlotte‑Catholic-Assembly-address.pdf.
  21. Gentile, Barbara F., and Benjamin O. Miller. 2009. Foundations of psychological thought: A history of psychology. Los Angeles: SAGE Publications, Inc.
  22. Glassgold, Judith M., Lee Beckstead, Jack Drescher, Beverly Greene, Robin Lin Miller, Roger L. Worthington, and Clinton W. Anderson, APA task force on appropriate therapeutic responses to sexual orientation. 2009. Report of the task force on appropriate therapeutic responses to sexual orientation. Washington, DC: American Psychological Association.
  23. Gonsiorek, John C. 1991. The empirical basis for the demise of the illness model of homosexuality. In Homosexuality: Research implications for public policy, eds. John C. Gonsiorek and James D. Weinrich. London: SAGE Publications.
  24. Hart, M., H. Roback, B. Tittler, L. Weitz, B. Walston, and E. McKee. 1978. Psychological adjustment of nonpatient homosexuals: Critical review of the research literature. Journal of Clinical Psychiatry 39: 604–8. http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/?term=Psychological+Adjustment+of+Nonpatient+Homosexuals%3A+Critical+Review+of+the+Research +Literature
  25. Herek, Gregory. 2012. Facts about homosexuality and mental health.http://psychology. http://ucdavis.edu/faculty_sites/rainbow/html/facts_ mental_health.html.
  26. Herrell, Richard, Jack Goldberg, William R. True, Visvanathan Ramakrishnan, Michael Lyons, Seth Eisen, and Ming T. Tsuang. 1999. Sexual orientation and suicidality: A co-twin control study in adult men. Archives of General Psychiatry 56: 867–74.
  27. Hilti, Leonie Maria, Jurgen Hanggi, Deborah Ann Vitacco, Bernd Kraemer, Antonella Palla, Roger Luechinger, Lutz Jancke, and Peter Brugger. 2013. The desire for healthy limb amputation: Structural brain correlates and clinical features of xenomelia. Brain 136: 319.
  28. Jahoda, Marie. 1958. Current concepts of positive mental health. New York: Basic Books, Inc.
  29. Kinsey, Alfred C., Wardell R. Pomeroy, and Clyde E. Martin. 1948. Sexual behavior in the adult male. Philadelphia, PA: W. B. Saunders, excerpt from American Journal of Public Health. June 2003; 93(6): 894–8. http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/ articles/PMC1447861/#sec4title.
  30. Klonsky, E. David. 2007. Non-suicidal selfinjury: An introduction. Journal of Clinical Psychology 63: 1039–40.
  31. Klonsky, E. David, and Muehlenkamp J. E.. 2007. Self-injury: A research review for the practitioner. Journal of Clinical Psychology 63: 1050.
  32. LaBarbera, Peter. 2011. Firsthand report on B4U-ACT conference for «minorattracted persons» — Aims at normalizing pedophilia. Americansfortruth.com. http://americansfortruth.com/2011/08/25/firsthand-report-on-b4u-act-conference-forminor-attracted-persons-aims-at-normalizing-pedophilia/ .
  33. Marshall, Gordon. 1998. Advocacy research. A dictionary of sociology. Encyclopedia. com. http://www.encyclopedia.com/doc/ 1O88-advocacyresearch.html.
  34. Martin, Elizabeth A. 2010. Oxford concise medical dictionary. 8th ed. New York: Oxford University Press.
  35. Narrow, William E., and Emily A. Kuhl. 2011. Clinical significance and disorder thresholds in DSM‑5: The role of disability and distress. In The conceptual evolution of DSM‑5, eds. Darrel A. Regier, William E. Narrow, Emily A. Kuhl, and David J. Kupfer. 2011. Arlington, VA: Psychiatric Publishing, Inc.
  36. NARTH Institute. n.d. The A. P.A. normalization of homosexuality, and the research study of Irving Bieber. http://www.narth. com/#!the-apa—bieber-study/c1sl8.
  37. Nicolosi, Joseph. 2009. Who were the APA «task force» members? http://josephnicolosi .com/who-were-the-apa-task-force-me/.
  38. Petrinovich, Lewis. 2000. The cannibal within. New York: Walter de Gruyter, Inc.
  39. Pfaus, J. G. 2009. Pathways of sexual desire. Journal of Sexual Medicine 6: 1506–33.
  40. Phelan, James, Niel Whitehead, and Phillip Sutton. 2009. What research shows: NARTH’s response to the APA claims on homosexuality: A report of the Scientific Advisory Committee of the National Association for Research and Therapy of Homosexuality. Journal of Human Sexuality 1: 53–87.
  41. Purcell, David W., Christopher H. Johnson, Amy Lansky, Joseph Prejean, Renee Stein, Paul Denning, Zaneta Gau1, Hillard Weinstock, John Su, and Nicole Crepaz. 2012. Estimating the population size of men who have sex with men in the United States to obtain HIV and syphilis rates. Open AIDS Journal 6: 98–107. http://www.ncbi.nlm.nih.gov/ pmc/articles/PMC3462414/.
  42. Sandfort, T. G.M., R. de Graaf, R. V. Biji, and P. Schnabel. 2001. Same-sex sexual behavior and psychiatric disorders: Findings from the Netherlands mental health survey and incidence study (NEMESIS). Archives of General Psychiatry 58: 85–91.
  43. Sandnabba, N. Kenneth, Pekka Santtila, and Niklas Nordling. 1999. Sexual behavior and social adaptation among sadomasochistically-oriented males. The Journal of Sex Research 36: 273–82.
  44. Seaton, Cherisse L. 2009. Psychological adjustment. In The encyclopedia of positive psychology volume II, L–Z, ed. Shane J. Lopez. Chichester, UK: Wiley- Blackwell Publishing, Inc.
  45. Schumm, Walter R. 2012. Re-examining a landmark research study: A teaching editorial. Marriage and Family Review 8: 465–89.
  46. Sanday, Peggy Reeves. 1986. Divine hunger: Cannibalism as a cultural system. New York: Cambridge University Press.
  47. Socarides, C. 1995. Homosexuality: A freedom too far: A psychoanalyst answers 1000 questions about causes and cure and the impact of the gay rights movement on American society. Phoenix: Adam Margrave Books.
  48. Spitzer, Robert L., and Jerome C. Wakefield. 1999. DSM–IV diagnostic criterion for clinical significance: Does it help solve the false positives problem? American Journal of Psychiatry 156: 1862.
  49. New Oxford American Dictionary, the. 2010. Oxford University Press. Kindle Edition.
  50. Ward, Brian W., Dahlhamer James M., Galinsky Adena M., and Joestl Sarah. 2014. Sexual orientation and health among U. S. adults: National Health and Interview Survey, 2013. National Health Statistics Reports, U. S. Department of Health and Human Services, N. 77, July 15, 2014. http://ww.cdc.gov/nchs/data/nhsr/nhsr077.pdf.
  51. Whitlow Charles B., Gottesman Lester, and Bernstein Mitchell A.. 2011. Sexually transmitted diseases. In The ASCRS textbook of colon and rectal surgery, 2nd ed., eds. David E. Beck, Patricia L. Roberts, Theodore J. Saclarides, Anthony J. Genagore, Michael J. Stamos, and Steven D. Vexner. New York: Springer.
  52. Woodworth, Michael, Tabatha Freimuth, Erin L. Hutton, Tara Carpenter, Ava D. Agar, and Matt Logan. 2013. High-risk sexual offenders: An examination of sexual fantasy, sexual paraphilia, psychopathy, and offence characteristics. International Journal of Law and Psychiatry 36: 144– 156.

1В англо-саксонской правовой системе существует инстутитут «друзей суда» (amici curiae) — он обозначает лиц, оказывающих помощь судебному процессу, предлагая своё экспертное мнение, относящееся к делу, при том, что сами «друзья суда» фактически не является стороной в деле.

2Report of the Task Force on Appropriate Therapeutic Responses to Sexual Orientation

3Американская психиатрическая ассоциация не считает апотемнофилию нарушением; в «DSM‑5» указано: «Апотемнофилия (не является нарушением согласно «DSM‑5») предусматривает желание удалить конечность чтобы исправить несоответствие между ощущением собственного тела и его или её реальной анатомией. American Psychiatric Association 2014b, стр.246–7).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.