История исключения гомосексуализма из списка психиатрических расстройств

Принятая в настоящее время в промышленно развитых странах точка зрения, согласно которой гомосексуализм не подлежит клинической оценке, является условной и лишённой научной достоверности, поскольку она отражает лишь неоправданный политический конформизм, а не научно достигнутое заключение.

Молодёжный протест

Скандальное голосование Американской психиатрической ассоциации (АПА), исключившее гомосексуализм из списка психических расстройств, проходило в декабре 1973 года. Этому предшествовали общественно-политические события 1960–1970 гг. Общество устало от затянувшейся интервенции Америки во Вьетнаме и экономического кризиса. Зародились и стали невероятно популярными молодёжные протестные движения: движение за права негритянского населения, движение за права женщин, антивоенное движение, движение против социального неравенства и бедности; расцвела культура хиппи с её нарочитым миролюбием и свободой; распространилось употребление психоделиков, особенно ЛСД и марихуаны. Тогда оказались поставленными под сомнение все традиционные ценности и убеждения. Это было время бунта против каких бы то ни было авторитетов [1].

Всё вышеописанное происходило в тени  раздуваемой угрозы перенаселения и поисков средств контроля над рождаемостью.

«Рост населения США стал важной национальной проблемой»

Престон Клауд, представляющий Национальную академию наук, требовал интенсифицировать «любыми осуществимыми способами» популяционный контроль, и рекомендовал правительству легализовать аборты и гомосексуальные союзы [2].

Кингсли Дэвис, одна из центральных фигур в разработке политики ограничения рождаемости,  наряду с популяризацией контрацептивов, абортов и стерилизации, предлагал поощрение «неестественных форм полового акта»:

Вопросы стерилизации и неестественных форм полового акта обычно встречаются молчанием или неодобрением, хотя никто не сомневается в эффективности этих мер в предотвращении зачатия. Основные изменения, необходимые для оказания влияния на мотивацию деторождения, должны быть изменениями в структуре семьи, положении женщин и сексуальных нравах [3].

Воспевание неестественных форм полового акта

В накалённой атмосфере этого переломного периода, когда революционные (и не только) массы бурлили вовсю, денежные вливания Мура, Рокфеллера и Форда активизировали политическую кампанию за признание гомосексуализма нормальным и желанным образом жизни [4]. Табуированная доселе тема перешла из области немыслимого в область радикального, и в средствах массовой информации развернулись оживлённые дебаты между сторонниками и противниками нормализации гомосексуализма.

В 1969 году в своём обращении к Конгрессу президент Никсон назвал рост населения «одной из самых серьёзных проблем для судьбы человечества» и призвал к неотложным действиям [5]. В том же  году вице-президент Международной Федерации планирования семьи (МФПС) Фредерик Яффе издал меморандум, в котором «поощрение роста гомосексуализма» числилось как один из методов сокращения рождаемости [6]. По странному совпадению, три месяца спустя вспыхнули Стоунволлские бунты, в которых в течение пяти дней  милитантные группы гомосексуалистов учиняли уличные беспорядки, акты вандализма, поджоги и схватки с полицией. В ход шли металлические прутья, камни и бутылки с зажигательной смесью. В книге гомосексуального автора Дэвида Картера, признанной «ультимативным ресурсом» по истории тех событий, описано, как заблокировав Кристофер-стрит, активисты останавливали транспорт и нападали на пассажиров, если они не были гомосексуалистами или отказывались выразить с ними солидарность. Ничего не подозревающий водитель такси, случайно завернувший на улицу, умер от инфаркта от того, что бушующая толпа принялась раскачивать его автомобиль. Другой водитель был избит, после того как вышел из автомобиля, чтобы противостоять прыгающим по нему вандалам  [7].

Стоунволлские бунты

Непосредственно после беспорядков активисты создали организацию «Гомосексуальный фронт освобождения» по аналогии с «Национальным фронтом освобождения» во Вьетнаме.  Объявив психиатрию врагом №1, на протяжении трёх лет они проводили шок-акции, срывали конференции АПА и выступления профессоров, считающих гомосексуализм болезнью, и даже звонили им по ночам с угрозами.

Как пишет в своей статье непосредственный участник тех событий, один из тех, кто осмелился отстаивать научную позицию и противостоять попыткам внедрения гомосексуализма в норму, эксперт в области психологии половых отношений профессор Чарльз Сокаридес:

Воинствующие группировки гомосексуальных активистов развернули настоящую кампанию по травле специалистов, выдвигавших аргументы против исключения гомосексуализма из списка отклонений; они проникали на конференции, где проходило обсуждение проблемы гомосексуализма, устраивали дебош, оскорбляли выступающих, срывали выступления. Мощное гомосексуальное лобби в общественных и специализированных СМИ продвигало публикацию материалов, направленных против защитников физиологической концепции полового влечения. Статьи с выводами, сделанными на основании академического научного подхода, высмеивались и клишировались как «бессмысленная мешанина из предрассудков и дезинформации». Данные действия подкреплялись письмами и телефонными звонками с оскорблениями и угрозами физической расправы и даже террористических атак [8].

Gay Zap
Шок-акция

В мае 1970 года активисты, проникнув на заседание национальной конвенции АПА в Сан-Франциско, начали вести себя вызывающе перекрикивать и оскорблять выступающих, в результате чего смущённые и растерянные врачи начали покидать аудиторию. Председатель был вынужден прервать ход конференции. На удивление, не последовало никакой реакции со стороны охранников или блюстителей порядка. Воодушевленные своей безнаказанностью, активисты сорвали и другое заседание АПА, на этот раз в Чикаго. Затем во время конференции в Университете Южной Калифорнии, активисты снова сорвали доклад на тему гомосексуализма. Активисты угрожали полностью саботировать предстоящую годовую конференцию в Вашингтоне, если секция по изучению гомосексуализма не будет состоять из представителей гомосексуального движения. Вместо того, чтобы донести угрозы насилием и беспорядками до ведома правоохранительных структур, организаторы конференции АПА пошли навстречу вымогателям и создали комиссию не по гомосексуализму, а из гомосексуалистов [9].

Гей-активисты  на 125-ой конференции АПА в 1972

Выступавшие гей-активисты потребовали, чтобы психиатрия:  
1) отказалась от своего прежнего негативного отношения к гомосексуализму;
2) публично отреклась от «теории болезни» в любом её смысле;
3) начала активную кампанию по искоренению распространённых «предрассудков» по этому вопросу, как посредством работы по изменению взглядов, так и законодательных реформ;
4) консультировалась на постоянной основе с представителями гомосексуального сообщества.

Наши темы: «Гей, гордый и здоровый» и «Гей — это хорошо». С вами или без вас мы будем энергично работать над принятием этих заповедей и сражаться с теми, кто против нас [10].

Гей-агитация на конференции АПА

Существует обоснованное мнение, что эти беспорядки и акции были не более, чем спектакль, разыгранный актёрами и горсткой активистов, действия которых без протекции сверху были бы незамедлительно пресечены. Это было необходимо лишь для создания шумихи в прессе вокруг «прав угнетённого меньшинства» и последующего обоснования депатологизации гомосексуализма для широкой общественности, в то время как наверху уже всё было предрешено.

Внучка президента АПА Джона Шпигеля, совершившего впоследствии каминг-аут, рассказала, как подготавливая почву для внутреннего переворота в АПА,  он собирал у них дома единомышленников, называвших себя «ГейПА», где они обсуждали стратегии по выдвижению молодых гомофильных либералов на ключевые позиции вместо седовласых ортодоксов [11]. Таким образом, у идеологов гомосексуализма было мощнейшее лобби в руководстве АПА.

Вот как описывает события тех лет известный американский учёный и психиатр профессор Джеффри Сатиновер в своей статье «Ни научно, ни демократично» [12]:

В 1963 году Нью-Йоркская медицинская академия дала поручение своему Комитету общественного здравоохранения подготовить отчёт по вопросу о гомосексуализме, обусловленный опасением, что гомосексуальное поведение интенсивно распространяется в американском обществе. Комитет пришёл к следующим выводам:

«…Гомосексуализм в самом деле является заболеванием. Гомосексуалист — это индивид с нарушениями в эмоциональной сфере, не способный к формированию нормальных гетеросексуальных отношений… Некоторые гомосексуалисты вышли за рамки чисто оборонительной позиции и утверждают, что такое отклонение представляет собой желательный, благородный и предпочтительный образ жизни…»

Спустя всего лишь 10 лет, в 1973 году, без представления каких-либо существенных научно-исследовательских данных, без соответствующих наблюдений и анализа, позиция пропагандистов гомосексуализма стала догмой психиатрии (оцените, как радикально изменился курс всего лишь за 10 лет!).

В 1970 году Сокаридес предпринял попытку создать группу по изучению проблематики гомосексуализма исключительно с научно-клинической точки зрения, обратившись в Нью-Йоркское отделение АПА. Глава отделения, профессор Даймонд  поддержал Сокаридеса, и подобная группа была создана в составе двадцати специалистов-психиатров из разных клиник Нью-Йорка. После двух лет работы и проведения шестнадцати заседаний, группа подготовила отчёт, в котором однозначно говорилось о гомосексуализме как психическом отклонении и предлагалась программа терапевтической и социальной помощи гомосексуалистам. Однако профессор Даймонд умер в 1971 году, а новый глава Нью-Йоркского отделения АПА был сторонником гомосексуальной идеологии. Отчёт был отклонён, а его авторам был дан недвусмысленный намёк, что отклоняться будет любой отчёт,  не признающий гомосексуализм вариантом нормы. Группа была распущена.

Роберт Спитцер, исключивший гомосексуализм из списка психических расстройств, работал в комиссии по редакции DSM — диагностического справочника по психическим расстройствам, и не имел никакого опыта работы с гомосексуалистами. Его единственное ознакомление с этим вопросом сводилось к разговору с гей-активистом по имени Рон Голд,  упорно настаивающем на том, что он не болен, который затем провёл Спитцера на вечеринку в гей-баре, где тот обнаружил высокопоставленных членов АПА.  Поражённый увиденным, Спитцер пришёл к выводу, что гомосексуализм сам по себе не соответствует критериям психического расстройства, поскольку не всегда доставляет страдания и не обязательно связан с универсально-обобщённой дисфункцией, кроме как гетеросексуальной.  «Если неспособность функционировать оптимально в половой сфере является расстройством, то целибат также следует рассматривать как расстройство» — заявил он, игнорируя тот факт, что целибат — это сознательный выбор, который можно прекратить в любое время, а гомосексуализм — нет. Спитцер направил рекомендацию в совет директоров АПА исключить гомосексуализм из списка психиатрических расстройств, и в декабре 1973 года, 13 из 15 членов совета (большинство которых были недавно назначенные ставленники «ГейПа») проголосовали «за». Д-р Сатиновер в вышеупомянутой статье приводит свидетельство бывшего гомосексуалиста, присутствовавшего на вечеринке в квартире одного из членов совета АПА, где тот отмечал победу со своим любовником. 

Доказать нормальность гомосексуализма с медико-биологической точки зрения  невозможно, за это можно только проголосовать. Такой «научный» метод в последний раз применялся в средние века при решении вопроса «является ли земля круглой или плоской». Д-р Сокаридес охарактеризовал решение АПА как «психиатрический обман века». Единственным подобным решением, способным шокировать мир больше, было бы если делегаты съезда Американской медицинской ассоциации, посоветовавшись с лоббистами медицинских и госпитальных страховых компаний, проголосовали за заявление, что все формы рака безвредны и поэтому не нуждаются в лечении.

Тем не менее, АПА отметила следующее:

Активисты гомосексуальных групп, без сомнения, будут утверждать, что психиатрия наконец-то признала гомосексуализм таким же «нормальным», как и гетеросексуальность. Они будут неправы. Убирая гомосексуализм из списка психиатрических заболеваний, мы только признаём, что он не соответствует критерию определения заболевания, … что не значит, что он так же нормален и полноценен, как гетеросексуальность [13].

Таким образом, диагноз «302.0 ~ Гомосексуализм» был заменён диагнозом «302.00 ~ Эгодистонический гомосексуализм» и перенесён в категорию психосексуальных расстройств. По новому определению, только гомосексуалисты, испытывающие дискомфорт от своего влечения, будут считаться больными.  «Мы больше не будем настаивать на ярлыке болезни для индивидуумов, утверждающих, что они здоровы и не проявляющих обобщённых ухудшений в социальной эффективности», — заявила АПА. Вместе с тем не было предоставлено никаких обоснованных причин, убедительных научных аргументов и клинических свидетельств, которые оправдывали бы такое изменение позиции медицины в отношении гомосексуализма. Это признают даже те, кто поддерживал решение. Так, профессор Колумбийского университета Рональд Байер, являющийся специалистом по вопросам медицинской этики, заметил, что решение депатологизировать гомосексуализм было продиктовано не «резонными умозаключениями, основанными на научных истинах, а идеологическими настроениями того времени»:

Весь процесс нарушает самые основные принципы решения научных вопросов. Вместо беспристрастного рассмотрения данных, психиатры оказались брошенными в политическую полемику [14].

«Мать движения за права геев» Барбара Гиттингс, двадцатью годами позже своего выступления на конференции АПА, откровенно признала:

Это никогда не было медицинским решением, и именно поэтому всё произошло так быстро. Ведь  прошло всего три года со времени первой шок-акции на конференции АПА и до голосования совета директоров, исключившего гомосексуализм из списка психических расстройств. Это было политическим решением… Мы были исцелены в одночасье росчерком пера [15].

Заказное исследование Эвелин Хукер, которое обычно преподносится как «научное» доказательство «нормальности» гомосексуализма, не отвечало научным стандартам, так как его выборка была мала, неслучайна и нерепрезентативна, а сама методика оставляла желать лучшего. Кроме того, Хукер и не пыталась доказать, что гомосексуалисты как группа являются такими же нормальными и хорошо приспособленными людьми, как и гетеросексуалы. Цель её исследования заключалась в предоставлении ответа на вопрос: «Обязательно ли гомосексуализм является признаком патологии?» По её словам: «Все, что нам необходимо — это найти один случай, в котором ответ отрицательный». То есть целью исследования было обнаружение хотя бы одного гомосексуалиста, у которого отсутствует психическая патология.

В исследовании Хукер участвовало всего 30 гомосексуалистов, которые были тщательно подобраны «Обществом Маттачине». Эта гей-организация провела предварительные тесты кандидатам и отобрала наилучших из них. Протестировав участников с помощью трёх проективных тестов (Пятна Роршаха, ТАТ и MAPS) и сравнив их результаты с контрольной «гетеросексуальной» группой, Хукер пришла к следующему выводу:

Не вызывает удивления то, что у некоторых гомосексуалистов наблюдаются серьёзные нарушения и, действительно, до такой степени, что можно предположить, что гомосексуализм является защитой от открытого психоза. Но то, что  большинству врачей сложно принять состоит в том, что некоторые гомосексуалисты могут быть весьма ординарными личностями, неотличимыми, за исключением сексуальной тенденции, от обычных гетеросексуальных людей. Некоторые могут быть не только лишены патологии (если не настаивать на том, что гомосексуализм сам по себе является признаком патологии), но и представлять совершенно превосходных людей, функционирующих на высшем уровне  [16].

То есть за критерий «нормальности» в её исследовании  было принято наличие адаптации и социального функционирования.  Наличие таких параметров, однако, вовсе не исключает присутствия патологии. Следовательно, даже не принимая в расчёт неадекватную статистическую мощность размера выборки, результаты такого исследования не могут служить доказательством того, что гомосексуализм не является психическим расстройством.  Хукер и сама признавала «ограниченность результатов» своей работы и говорила, что сравнение групп из 100 человек скорее всего покажет разницу. Она также отметила сильную неудовлетворённость гомосексуалистов в личных отношениях, что резко отличало их от контрольной группы.

В конце 1977 года,  4 года спустя после описанных событий, в научном журнале «Медицинские Аспекты Человеческой Сексуальности»  был проведён анонимный опрос среди американских психиатров, являющихся членами АПА, согласно которому 69% опрошенных психиатров согласились с тем, что «гомосексуализм, как правило, является патологической адаптацией, в отличие от нормальной вариации», и 13% не были уверенны. Также большинство заявили, что гомосексуалисты, как правило, менее счастливы, чем гетеросексуалы (73%) и менее способны к зрелым, любящим отношениям (60%). В общей сложности 70% психиатров сказали, что проблемы гомосексуалистов больше связаны со их собственными внутренними конфликтами, чем со стигматизацией со стороны общества [17].

Примечательно, что и в 2003 году результаты международного опроса среди психиатров об их отношении к гомосексуализму, показали, что подавляющее большинство рассматривает гомосексуализм как девиантное поведение, хотя он был исключен из списка психи­ческих расстройств [18].

В 1987 году АПА незаметно убрала из своей номенклатуры все упоминания о гомосексуализме, на этот раз не утруждаясь даже голосованием. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) попросту пошла по стопам АПА и в 1990 году также удалила гомосексуализм  из своей классификации болезней, сохранив лишь его эгодистонические проявления в разделе F66. Из соображений политкорректности данная категория к превеликому абсурду включает и гетеросексуальную ориентацию, которую «индивид желает изменить в связи с присоединившимися психологическими нарушениями и расстройствами поведения».

Вместе с тем следует помнить, что  поменялась лишь политика диагностики гомосексуализма, но не научно-клиническая база, описывающая его как патологию — т.е. болезненное отклонение от нормального состояния или процесса развития. Если завтра врачи проголосуют, что грипп это не болезнь, это не значит, что пациенты исцелятся: симптомы и осложнения болезни никуда не денутся, даже если её не будет в списке. К тому же ни Американская психиатрическая ассоциация, ни Всемирная организация здравоохранения не являются научными институтами. ВОЗ — это просто бюрократическое учреждение при ООН, координирующее деятельность национальных структур, а АПА — профсоюз. ВОЗ и не пытается утверждать обратное — вот, что написано в предисловии к классификации психических расстройств в МКБ-10:

Настоящие описания и указания не несут в себе теоретического смысла и не претендуют на всеобъемлющее определение современного состояния знаний о психических расстройствах. Они представляют собой просто группы симптомов и комментарии, относительно которых большое число советников и консультантов во многих странах мира договорились как о приемлемой основе определения границ категорий в классификации психических расстройств.

С позиций науковедения это заявление выглядит абсурдно. Научная классификация должна быть основана на строго логических основаниях, и любая договоренность между специалистами может быть только результатом интерпретации объективных клинических и эмпирических данных, а не продиктована какими-либо идеологическими соображениями, даже самыми гуманитарными. Взгляд на ту или иную проблему становится общепризнанным исключительно в силу своей доказательности, а не по директиве сверху. Если речь идет о методике лечения, то она, как правило, внедряется в качестве эксперимента в одном или нескольких учреждениях. Итоги эксперимента публикуются в научной печати, и на основе этого сообщения медики принимают решение: использовать ли эту методику дальше. Здесь же антинаучные политические интересы взяли вверх над научной беспристрастностью и объективностью, а клинический и эмпирический опыт более чем ста лет, однозначно указывающий на патологическую этиологию гомосексуализма, был отброшен. Беспрецедентный после средневековья способ решения сложных научных проблем поднятием рук дискредитирует психиатрию как серьёзную науку и, в который раз, представляет пример проституции науки в угоду неким политическим силам. Даже в Оксфордском историческом словаре психиатрии отмечается, что если в некоторых областях, таких как генетика шизофрении, психиатрия стремилась быть максимально научной, то в вопросах, связанных с гомосексуализмом, психиатрия повела себя как «служанка своих культурных и политических хозяев» [19].

Мировые стандарты в области сексуальности устанавливаются 44-ым подразделением АПА, известным как «Общество психологии сексуальной ориентации и гендерного разнообразия», которое практически полностью состоит из ЛГБТ-активистов. Они-то и распространяют от имени всей АПА ничем не обоснованные заявления, что «гомосексуализм — это нормальный аспект человеческой сексуальности».

Д-р Дин Бёрд, бывший президент Национальной ассоциаций по исследованию и терапии гомосексуализма, обвинил АПА в научном мошенничестве:

АПА превратилась в политическую организацию с программой гей-активистов в своих официальных публикациях, хоть она и позиционирует себя научной организацией, представляющей научные данные в беспристрастной манере. АПА подавляет исследования и обзоры исследований, которые опровергают её политическую позицию, и запугивает членов в своих рядах, выступающих против этого злоупотребления научным процессом. Многие были вынуждены молчать, чтобы не потерять свой профессиональный статус, другие подверглись остракизму, а их репутация была испорчена, — не потому, что их исследованиям не доставало точности или ценности, — а потому, что их результаты шли вразрез с назначенной официальной «политикой» [20].

Источники

  1. Губанов ИБ. Культурный Ренессанс и широкое общественное движение в Сан-Франциско в 1966—67 гг.: провозглашение рождения «нового народа» (2008)
  2. Robin Elliott, U.S. Population Growth and Family Planning (1970)
  3. Kingsley Davis, Population Policy: Will Current Programs Succeed?(1967)
  4. А.Карлсон. Общество, семья, личность (2003). Cтр.104
  5. Richard Nixon: Special Message to the Congress on Problems of Population Growth (1969)
  6. F.S. Jaffe, Activities Relevant to the Study of Population Policy for the United States (1969)
  7. David Carter. Stonewall: the riots that sparked the gay revolution (2004), Cтр. 186.
  8. Socarides CW. Sexual Politics and Scientific Logic: The Issue of Homosexuality. The Journal of Psychohistory. 10th, no. 3 ed. 1992
  9. Donn Teal. The gay militants (1971)
  10. Frank Kameny. Gay, Proud, and Healthy (1972)
  11. 81 Words: https://www.thisamericanlife.org/204/transcript
  12. Satinover J. Neither Scientific nor Democratic. The Linacre Quarterly. Vol. 66: No. 2, Article 7. 1999;84.
  13. APA. Homosexuality: Proposed Change in DSM 2 (1973)
  14. Bayer R. Homosexuality and American Psychiatry: The Politics of Diagnosis. 1981
  15. Eric Marcus. Making history : the struggle for gay and lesbian equal rights,1945-1990 (1991)
  16. E. Hooker. The Adjustment of the Male Overt Homosexual (1957)
  17. Time. Sexes: Sick Again, 1978
  18. Терпимость: единство среди различий. Роль психиатров
  19. Homosexuality, gender identity disorder, and psychiatry // A Historical Dictionary of Psychiatry. — Oxford U.P., 2005. С.127.
  20. Dean Byrd. APA and Homosexuality: a Case of Scientific Fraud

Дополнительно:

Гомосексуализм: психическое расстройство или нет?

Психическое и физическое здоровье ЛГБТ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.